Через три года Башкирия станет хозяйкой «Апимондии». Положение обязывает республику блеснуть достижениями в пчеловодстве, тем более что мед позиционируется как визитная карточка региона. Пока дела в отрасли не так хороши, как хотелось бы: количество пчелосемей растет лишь на бумаге, а пасечники фактически предоставлены сами себе. Минсельхоз РБ возлагает надежды на новую программу развития пчеловодства, обещающую благополучие к 2030 году. Эксперты и участники рынка пока осторожны в ее оценке.

ДЕНЬГИ НА БОЧКУ

Минсельхоз Башкирии не стал обсуждать концепцию программы кулуарно. К дискуссии пригласили пчеловодов республики, собрав их на совещание в Архангельском районе, где пасечники могли поделиться наболевшим.

Главная цель программы, по словам вице-премьера – министра сельского хозяйства Башкирии Ильшата Фазрахманова, помочь крестьянам зарабатывать.

– Программа развития пчеловодства создается не ради какой-то бумажки, нам необходимо сделать программу, которая заработает в следующие годы, чтобы систематизировать отрасль, получить хорошие продукты и чтобы большая часть маржи от них оставалась на земле, у тех, кто работает, – заявил пчеловодам министр.

Господин Фазрахманов полагает, что зарабатывать больше пчеловодам поможет кооперация.  Попытки объединить их уже были, но оказались безуспешными. В этот раз «все должно получиться».

– У нас пока создается всего два или три кооператива, уверен, там будут истории успеха. Пока даем им до 3 млн денег, чтобы купить оборудование для механизации, упаковки, машины, то есть достаточно большой перечень. Будут вместе работать, зарабатывать больше денег, но равномерно, это социальная справедливость, –  отметил руководитель минсельхоза.

Впрочем, Ильшат Фазрахманов пообещал, что и фермеры-одиночки без поддержки не останутся. Раз хотят, пусть работают по-капиталистически, лишь бы зарабатывали.

Проектом предусмотрен комплекс мер содействия пчеловодам. Среди них субсидирование покупки ульев и другого оборудования, произведенного на промышленных предприятиях республики, развитие промышленного и традиционного пчеловодства, подготовка кадров, сохранение пчел башкирской породы и субсидии на их покупку. До 2030 года на эти цели планируется выделить из бюджета более 614 млн руб., а общий объем вложений, включая инвестиции, оценивается в 1,17 млрд руб.

По мнению замминистра сельского хозяйства РБ Ревнера Байтуллина, раньше, когда поддержка государства была незначительной, пчеловодство развивалось по инерционной схеме, потому и объемы собираемого меда разнились год от года. От новой программы ждут четких результатов: к 2030 году, количество пчелосемей в регионе должно вырасти с 335,9 тыс. до 460 тыс., производство товарного меда планируют удвоить с нынешних 5,39 тыс. т до 10 тыс. Экспорт меда хотят увеличить в 10 раз – с 53 т в 2017 году до 500 т в 2030 году.

Между тем подобная программа в Башкирии уже не первая. В декабре 2012 года была принята Концепция развития пчеловодства до 2020 года. В действующем документе четко прописаны все те же благие намерения: увеличение объемов производства, развитие племенного пчеловодства, создание крупных пчеловодческих хозяйств, господдержка пчеловодов, создание новых рабочих мест на селе, подготовка кадров и т.п. Есть и целевые показатели, к которым разработчики стремились пять лет назад. Например, товарного меда планировали произвести в 2017 году 7,25 тыс. т (произведено 5,39 тыс.т), а количество пчелосемей довести до 414,6 тыс. (реально 335,9 тыс.).

ЭТО НЕПРАВИЛЬНЫЕ ПЧЕЛЫ

Выступая перед пчеловодами, Ревнер Байтуллин назвал причины, сдерживающие развитие сладкой отрасли, которые нужно «преодолеть в ближайшее время». Большинство из них, впрочем, известны еще по концепции 2012 года. Это недостаточное количество пчелосемей в республике, бесконтрольный ввоз «контрафактных» пчел из других регионов и стран, низкий уровень автоматизации производства, болезни пчел, малое количество крупных хозяйств, нехватка племенного материала.

Самой большой проблемой для многих пчеловодов стал массовый и бесконтрольный завоз «чужих» пчел из среднеазиатских республик, которые наносят ущерб генофонду башкирской пчелы, смешиваясь с местной породой, могут быть разносчиками опасных болезней: варроатоза (поражение клещами), гнильца (вирусное заболевание) и др. Своими наблюдениями поделился ишимбайский пчеловод  Алексей Колосов:

– Через наш район транзитом из Кургана проходят фуры с пчелами. Останавливаются в Стерлитамаке, Салавате, Ишимбае. За день распродают пчел без всяких документов. В этом году, по моим подсчетам, в Ишимбайском и близлежащих районах продали 10 тыс. пчелосемей, значит, из республики ушло 20 млн руб. Я сам видел, как при разгрузке фур выбегали какие-то пауки, потом удивляются, откуда в Уфе ядовитые насекомые. Сам видел, как непроданных пчел сбрасывали в овраг: так проще, чем везти обратно. Я писал президенту, мне ответили, что никто не может решить этот вопрос.

Если должные меры не будут приняты, это грозит вымиранием башкирской пчелы, добавила пчеловод из Абзелиловского района:

– Живу примерно в 20 км от Магнитогорска. 35 лет борюсь с теми, кто везет пчел из Челябинской области. В меня даже стреляли. Я и в министерство звоню, Путину написала. Везде обращаемся, говорят только – у нас нет полномочий. Везут пчел в Белорецк и Бурзян, они летают, лет через десять от наших пчел ничего не останется.

Ильшат Фазрахманов полагает, что проблема не в завозе пчел, как таковом, а в отсутствии должного санитарного контроля за их состоянием. Он пообещал упорядочить процесс.

– Каких-либо ограничений административных не будет, будут ограничения, связанные с ветеринарным благополучием. Пчелу можно завозить, но только в соответствии с действующими ветеринарными правилами. Просто они у нас не применялись, поэтому направо-налево везут. Это мы прекращаем. Сложно будет бороться, но мы все равно прекратим безобразное движение пчелосемей, – заявил министр.

Начальник управления ветеринарии Башкирии Азат Зиганшин уверен, что порядок помогут навести действующие ветеринарные правила. Он пообещал, что в нынешнем году «ситуация будет спокойнее», и ни одно насекомое не попадет в республику без карантина на специальных изолированных пасеках, расположенных на расстоянии не менее 5 км от других мест пчеловодства, а нарушителей ждет «жесткий разговор». Правда, в 13 районах с такими площадками еще не определились. Главный ветврач Башкирии посетовал, что у ветеринаров мало полномочий, и призвал на помощь общественность.

– Если в район приходит фура с неизвестными пчелами, должна подключиться общественность, ассоциации пчеловодов, старосты деревень, обратиться в ветеринарную службу, потребовать справку, узнать, пройден ли карантин, и отправить на месяц. Мы без согласования с прокуратурой тоже не имеем права проверку проводить. Общественность должна активизироваться, а то думают, ветеринарам позвонили и все, – витиевато и неоднозначно высказался господин Зиганшин.

По мнению стерлитамакского пчеловода-промышленника Рустама Резбаева, транзит пчел из южных регионов в медоносные целенаправленно развивали еще в СССР. Сегодня в процесс вмешался дикий рынок. Запрещать завоз пчел нельзя, им нужно грамотно управлять.

– Мощным ресурсом в выращивании пчел обладает Узбекистан. Мы с узбекскими друзьями рассматривали эту ситуацию. Нужно везти не всякий кишлачный мусор, которого очень много, процентов 60, а работать с ведущими, квалифицированными специалистами, которые понимают, что нам нужно. Они заинтересованы в продвижении своей продукции к нам, тем более что в Узбекистане сезон короткий, хлопчатника цветет мало. Там есть хорошие, грамотные специалисты. Это ресурс, нельзя его запрещать, надо договариваться, отсекая все, что нас не устраивает, – отметил господин Резбаев.

НЕ ВСЕ ТАК ГЛАДКО В МЕДОВОЙ РЕСПУБЛИКЕ

Создалось впечатление, что пчеловодам, собравшимся в Архангельском районе, по большому счету не важно, каких пчел разводить. У каждого свои предпочтения, причем, на их взгляд, экономически обоснованные. Одним нравятся кавказские пчелы, другим – карпатские, третьим – польские и даже германские. Несмотря на это, пламенные призывы сохранить башкирскую пчелу неизменно срывали аплодисменты.

Протекционизм в отношении башкирской пчелы заложен и в проекте программы развития пчеловодства. В частности, предлагается создать на территории Бурзянского и близлежащих районов природный резерват «Алтын Солок», куда не долетают «чужие» пчелы, и разводить пчел башкирской породы в условиях дикой природы. Племенных пчел будут продавать со скидкой 50%, они будут дешевле привозных, а их разведение должно стать экономически выгодным.

Все ульи на территории республики планируют в течение 2019 года оснастить чипами, чтобы право делать мед имели только здоровые насекомые. Тару, в которую будут фасовать сладкий продукт, оснастят специальным кодом, с помощью которого покупатель сможет легко идентифицировать продукт и получить о его происхождении исчерпывающую информацию. Чипирование и учет ульев возложат на главных ветврачей муниципальных районов. Обещают, что электронные метки будут пассивными, никакого излучения от них не будет, соответственно и вреда насекомым тоже. Стоимость каждого чипа должна быть доступной, называлась цена в 75 руб. за штуку. Механизм внедрения чипирования и цену вопроса общественности не озвучили.

По мнению янаульского пасечника Урала Зуфарова, нововведение может быть полезным, но пока неясно, как конкретно его реализуют на практике.

–  Это надо, но сама схема еще не разработана. Допустим, ульи чипируют, а весной я их продезинфицирую, пересажу уже в чистые ульи других пчел, как быть тогда? Пока еще не вник в это, – признается он.

Всеобщее чипирование ульев вице-президент Межрегиональной ассоциации координации деятельности крупных пчеловодов, переработчиков и ученых Сергей Мулюков и вовсе назвал утопией. Он полагает, что оно не даст эффекта, поскольку большинство пчелосемей находятся в личных хозяйствах, куда неохотно будут пускать контролеров.

– Мы точно не знаем, сколько в республике пчелосемей, даже результаты последней сельхозпереписи были неточными. Большая часть пчел сосредоточена в личных хозяйствах, туда не любят пускать посторонних и не говорят правду о количестве пчел. Истоки такого недоверия идут со времен принудительной коллективизации. У людей сохранилась генетическая память, и они задаются вопросом: а для чего переписывают, для чего хотят чипировать ульи? Могут ведь и новые налоги ввести, поэтому на всех последних переписях люди занижали число семей. Пчеловоды воспримут это в штыки. Нужно решать более насущные проблемы. Например, прошлогодняя эпидемия пчел вскрыла низкий уровень подготовки ветеринарных инспекторов. Наши лаборатории не могут выявить вирусные болезни, в прошлом году пчел возили на диагностику во Владимирскую ветеринарную лабораторию. Реорганизована профильная кафедра пчеловодства в БГАУ. Очень много мелких вопросов, через которые нельзя перешагнуть. Давайте решать их, а уж потом внедрять технологические ноу-хау, – предлагает собеседник.

Справедливости ради отметим, что шаги в развитии лабораторной диагностики болезней пчел и качества продукции тоже делаются. При ГБУ «Башкирская научно-производственная ветеринарная лаборатория» создается специализированная лаборатория меда. Уже сейчас здесь обещают определить до 36 болезней пчел, диагностировать три десятка вирусов. В перспективе – диагностика до 600 показателей по остаточному содержанию антибиотиков.

Подтвердить качество меда, произведенного в Башкирии, должна помочь  лаборатория, созданная региональным управлением Россельхознадзора. Она же выдаст заключение о соответствии его внутрироссийским требованиям и требованиям Таможенного союза. Это поможет пчеловодам предлагать на внутренний рынок и экспорт натуральный продукт, не загрязненный химическими веществами, антибиотиками и посторонними примесями.

Судя по декларациям и заверениям чиновников, пчеловодство в Башкирии стоит на пороге грандиозных перемен. Разработчик проекта программы, гендиректор ГБУ БНИЦ по пчеловодству и апитерапии, профессор Амир Ишемгулов уверен, что она поможет совершить качественный прорыв в отрасли.

– Мы рассчитываем, что проект даст мощный толчок развитию пчеловодства и не только к «Апимондии». Мы должны увеличить количество пчелосемей в Башкирии с 350 до 460 тыс. Я бы сказал, это минимальные требования. Сегодня технологии позволяют удвоить количество пчелосемей, значит, можно нарастить объем и до 700 тыс. Чем больше будет пчелосемей, тем больше будут доходы, у людей улучшатся условия жизни, цены на мед станут доступнее, он будет в большем количестве представлен на мировом рынке, – рисует радужные перспективы господин Ишемгулов.

Сергей Мулюков положительно оценивает внимание властей республики к медовой отрасли, но считает, что велика вероятность наступить на те же грабли:

– Я рад, что о развитии пчеловодства наконец заговорили, потому что в последние 10 – 12 лет отрасли не уделяли внимания и финансировали по остаточному принципу. Это дало «плоды»: упали все показатели, в прошлом году была массовая гибель пчел, снизилось количество пчелосемей, упал выпуск товарного меда. Хочется не наступить на те же грабли: ведь подобная программа была, в ее невыполнении, на мой взгляд, виноват ГБУ БНИЦ по пчеловодству и апитерапии, взявший на себя ответственность за реализацию, ежегодно получающий бюджетное финансирование на эти цели. Если новую программу начнут исполнять по тому же принципу, никакого результата не будет, кроме ежегодного освоения бюджетных средств. Нужно объединить усилия специалистов и участников рынка: ученых, пчеловодов, переработчиков, создать алгоритм или структуру, которая могла бы сплотить их, чтобы решать вопросы сообща.  

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Большой набор благих пожеланий. Одним словом Хрень. Я знаю всех песонажей из данной статьи. Единственный человек который реально разбирается в пчеловодстве и его проблемах это Рустам Резбаев. На кой ляд нужно чипирование ульев. кроме как содрать деньги с пчеловода, абсолютно непенятно. В каком месте улья он будет стоять, и почему именно там. А самый главный вопрос, каким образом чипирование ульев повысит качество мёда. Ну давайте уж заодно и пчеловодов прочипируем. Судя по результатам Концепции. единственным её достижением стало падение как общего производства мёда, так мёдопродуктивности пчелосемьи. И по поводу «Башкирской пчелы», ну не существует такой в природе. Ну не было и нет.

Оставьте отзыв

Please enter your comment!
Пожалуйста, введите здесь свое имя