У Казани с каждым годом крепятся деловые и финансовые связи с Москвой. Челябинск и Екатеринбург образуют свой мощный пул. На фоне соседей Башкирия остается чуть ли не «третьей лишней». Поможет ли создание делового союза с северным соседом, Пермским краем, не оказаться республике забытой при дележе инвестиционного пирога – в материале RBtoday.

В отличие от схем макрорегионов, рождающихся в министерских кабинетах, железнодорожное ведомство готово нарезать карту страны по-своему. Тихая революция, которую они начали, называется «скоростные магистрали». Одна из них должна связать Москву и Казань, поездка по которой может занять всего 3,5 часа. Другая современная колея свяжет Челябинск и Екатеринбург, они окажутся в 70-минутной «зависимости» друг от друга. Как следствие, резко увеличиваются возможности деловых контактов, совместных проектов, миграции кадров и соответственно финансовых потоков.

Заместитель губернатора Челябинской области Руслан Гаттаров уже предвкушает маячащие в будущем перспективы:

– Дорога объединит Челябинск и Екатеринбург в единую конурбацию, позволит создать третью столицу России, сформировать единый рынок труда. Государство инвестирует в инфраструктуру и получает эффект в виде увеличения валового регионального продукта и соответственно бюджетных доходов.

Башкирия, увы, выпадает из этого стального пояса, что может ослабить ее позиции в сравнении с соседями, начинающими жить «вскладчину». Прошедший чемпионат мира только подстегнул эту ситуацию, республика и Челябинск оказались чуть ли не единственными миллионниками в Европейской части России, оставшимися в «серой зоне» этого события.

Кстати, наиболее активные контакты в последние годы складывались у Башкирии именно с челябинцами. Но ни одного крупного совместного проекта из этого, за исключением Зауралья, не «выросло». Сейчас Челябинск готовится к форумам ШОС и БРИКС, которые пройдут здесь в 2020 году. Строится современный терминал аэропорта, обустраивается набережная, возводится новый общественно-деловой центр высотой 170 м. Все это уфимцам до боли знакомо… Остается только вопрос о последствиях столь масштабных событий. Судя по снижению объемов инвестиций в экономику Башкирии в прошлом и нынешнем году, свой шанс Уфа использовала не полностью. Как-то будет у соседей, окрыленных теперь еще и конурбационными перспективами?

За исключением отдельных, скромных, с точки зрения инвестиций, проектов в сельском хозяйстве и энергетике, нам нечем особо похвастать и в отношениях с Оренбургской и Самарской областями, Удмуртией и другими соседями.

А что на этом фоне представляет собой северный сосед республики?

Еще в 2014 году в рамках Санкт-Петербургского экономического форума Башкирия и Пермский край подписали соглашение о торгово-экономическом, научно-техническом и культурном сотрудничестве. Комментируя этот документ в то время глава Пермского края Виктор Басаргин заявил:

– Соглашение структурирует наши взаимоотношения. Мы говорим о том, что необходимо поддерживать инфраструктуру, говорим о наших рынках сбыта, поставках товаров, которые производятся в Республике Башкортостан, в Перми. Активно будем работать по лесному комплексу, сельскому хозяйству.

Глава Башкирии Рустэм Хамитов дополнил коллегу, отметив, что республика и Пермский край, словно один регион – настолько они связаны. И даже отозвался о пермяках как о «братьях-товарищах».

С тех пор много воды утекло. В информационном пространстве о Пермском крае всерьез вспомнили разве что один раз, когда выяснилось, что именно северные соседи завозят древесину на построенный в Уфе «Кроношпан».

На первый взгляд, экономика соседей во многом дублирует друг друга. В обеих столицах – крупная нефтехимпереработка, хороший фундамент для создания предприятий по глубокой переработке сырья, много леса, мощные машиностроительные комплексы… Кажется, на таком поле можно искать серьезные точки соприкосновения.

Естественно, сейчас не те времена, чтобы с помощью министерских телефонов диктовать бизнесу, с кем ему выстраивать деловые отношения. Но любое предпринимательское сообщество всегда чутко реагирует на сигналы власти – взять те же пресловутые антироссийские санкции, когда враз были «построены» крупнейшие международные холдинги. В России к пожеланиям «сверху» бизнес относится не менее чутко.

Никаких значимых подсказок деловому миру соседних регионов пока не поступило. И бизнес находит точки соприкосновения самостоятельно.

Интересный пример такого сотрудничества сложился в сфере нефтесервиса. Компании Башкирии традиционно считались лучшими в стране в этой сфере, сейчас лидерство пытаются захватить пермяки. И, нарабатывая свои компетенции, они находят деловых партнеров в Башкирии, что приводит к взаимной выгоде. Уже сейчас совместными усилиями удалось создать технологию вполне конкурентоспособную по отношению к зарубежным продуктам, говорит генеральный директор Пермской компании нефтяного машиностроения (ПКНМ) Владимир Жаренников.

– В вашем регионе достаточно развиты электроника, телеметрия. А мы сильны в машиностроении. Долго искали партнера для создания аппаратуры наклонно направленного бурения и в итоге выбрали «Геопласт Телеком». Компания, известная своими разработками, но не обладающая серьезными ресурсами для их внедрения. В результате все очень удачно сложилось – уфимцы предложили нам свое ноу-хау, а мы смогли финансово обеспечить проект и материализовать его в металле. Родилась полнокомплектная российская телесистема для наклонного и продольного бурения. Не скажу, что мы с ходу можем составить конкуренцию мировым монстрам, но создали продукт, который ничуть не уступает зарубежным аналогам, сумели.

По мнению пермского бизнесмена, в областях машиностроения, электроники, нефтяного сервиса регионы вполне могли бы серьезно сотрудничать. И конечно, чтобы развиваться, нужна поддержка государства. Например, ПКНМ на первой стадии развития проекта взял в российском Фонде развития промышленности заем в 300 млн руб., примерно треть которого вложил в «Геопласт». Самостоятельно уфимцы с их скромным объемом оборотных средств вряд ли получили бы такие бюджетные средства. Сейчас идет оформление нового совместного проекта, на который фонд готов выделить уже 500 млн руб.

У уфимской стороны похожий взгляд на ситуацию. Генеральный директор «Геопласт Телекома» Юрий Жиляев в симбиозе компаний видит возможности роста и развития.

– Мы начинали четверть века назад с разработки систем связи для гражданской авиации, оснастили ими более 100 аэропортов в СНГ. В начале 2000-х нам предложили заняться системами телеметрии для бурения. В итоге сумели разработать и наладить их производство. Во многом это произошло благодаря тому, что около пяти лет назад на нас вышла пермская компания ПКНМ. Поделили сферы ответственности: мы занимаемся традиционно электроникой, программным обеспечением, измерениями, а они взяли на себя все, что связано с материалами, изготовлением деталей из металла, – рассказал он.

Что касается организационной стороны вопроса, то здесь у Юрия Жиляева есть свой опыт. По его впечатлениям, дорога Уфа – Пермь достаточно хороша для регионального масштаба, доехать по ней из одного города до другого можно часов за шесть. Интересно, что раньше летал самолет из Оренбурга в Пермь через Уфу, господин Жиляев им несколько раз пользовался. Но с этого года авиасообщение идет только до столицы Башкирии, направление на Пермь отменили.

– Надеюсь, что наш пример еще кого-то сподвигнет. Тем более что сейчас все больше становится востребованной импортозамещающая продукция, и здесь выигрывает тот, кто создает союзы. Любое малое предприятие может разработать уникальное оборудование, но запустить его в серию без оборотных средств невозможно. Совместными усилиями бизнеса и региональных властей эту проблему решать было бы намного легче, — говорит Юрий Жиляев.

Так возможен ли деловой, своего рода инвестиционный союз соседних территорий? Доктор экономических наук Дмитрий Котов видит в этой идее и сильные, и слабые стороны:

– Если говорить о транспортной составляющей, то исторически складывались две параллельные ветки движения с запада на восток: через Екатеринбург и Уфу. Северная ветка в этой структуре была более развитой, и сейчас Екатеринбург представляет собой мощнейший логистический хаб. Если смотреть с точки зрения промышленного производства, то по факту главные составляющие, нефть и нефтехимия, думаю, не соединимы. Пермский край – это «Лукойл», а Башкирия, по сути – «Роснефть». И не думаю, что две конкурирующие компании договорятся друг с другом. В части машиностроения предприятия в обоих регионах принадлежат крупным федеральным корпорациям и работают на оборонку. И поэтому как бы мы ни договаривались, они будут действовать по тому плану, который примут в Москве. С точки зрения лесопромышленного комплекса, в Башкирии и своего леса хватает. В сельском хозяйстве Пермский край может выступать, скорее, как потребитель нашей продукции.

Есть у экономистов свое объяснение и ситуации с «Кроношпаном». При заключении договора с австрийской фирмой правительство республики взяло на себя обязательство поставлять лес на «ворота» завода. А для этого надо было сформировать логистическую инфраструктуру, вложить средства в ее развитие. В итоге те цены, которые сейчас может предложить государство, не устраивают частника. То есть теоретически лес из Башкирии возить можно, но на практике «Кроношпану» выгоднее закупать его в Перми и Татарстане. Но эта проблема известна, буквально месяц назад была принята республиканская стратегия развития лесного комплекса, где все узкие места намерены убрать.

– С точки зрения возможностей сотрудничества двух регионов, думаю, нужно смотреть в перспективу. Сейчас речь идет о строительстве дороги «Европа – Западный Китай», которая на юге немножко пройдет по Башкирии. И здесь у республики появляются очень хорошие возможности, от этой дороги можно делать ответвления, в том числе и на север. Вопрос в том, где пройдут эти ответвления – или от Оренбурга сразу в Челябинск и Екатеринбург мимо нас, или от юга Башкирии через Стерлитамак, Уфу и дальше на Пермь. Второй вариант стратегически выглядит более целесообразным, потому что от Уфы в радиусе 500 км в каждую сторону расположены мегаполисы. Важно такой хаб забрать к себе. И в этом плане, – не промышленном, а логистическом, – сотрудничество Башкирии и Перми может стать очень полезным. Выиграют все, потому что в дополнение к железнодорожным каналам, которые идут с запада на восток, появятся автомобильные, проходящие с севера на юг. И если эти каналы проложить через Башкирию, у региона появятся интересные перспективы. В этом плане сотрудничество с Пермским краем я вижу очень важным, – считает Дмитрий Котов.

 

 

Оставьте отзыв

Please enter your comment!
Пожалуйста, введите здесь свое имя