Cинтез поп-музыки и музыки академической – не новость. В свое время альбом The Beatles «Sgt. Pepper’s Lonely Hearts Club Band» задал тон, а за минувшие полвека накопилось с десяток удачных опытов рок-групп с симфонической музыкой, которые, правда, остаются в статусе  исключительных экспериментов, чем волной мейнстрима. Один из все еще острых осколков русского рока – группа «Би-2» – работает над концертными программами с симфоническим оркестром еще с начала нулевых. С одной такой программой группа выступила на «Уфа-Арене» и собрала в столице республики полный зал.

Танцпол превращен в партер, публика по большей части сидит в куртках – происхождение площадки дает о себе знать, а камерность грядущего концерта активных движений не предполагает. Тяжелый занавес открывает сцену с симфоническим оркестром Екатеринбурга под управлением Феликса Арановского. Генераторы нагоняют дым, размывающий границы строгого черно-белого дресс-кода. Из-за кулис появляется Лева и дает старт песней «Летчик» с последнего альбома «Горизонт событий», еще не остывшего от презентаций.

Концерт продолжался около двух часов, в программу вошли песни разных лет, в том числе «Птица на подоконнике», написанная на стихи Ильи Кормильцева, и олдскульные хиты – «Варвара», «Серебро», «Моя любовь» и др. Часть песен исполнялась совместно с певицей Тиной Кузнецовой. Лева харизматично показывал чудеса незаметной хореографии, владея сценическим пространством и вниманием публики. Гости концерта слету узнавали песни, наиболее хитовые – встречали и провожали бурными аплодисментами. Оркестр добавлял в знакомое исполнение выпуклую торжественность и некоторую театральность, смягчая привычную рокерскую резкость, но и в таком формате «Би-2» продолжали напоминать, что находятся со зрителем на одной волне: душевное караоке с залом и интерактивное соло барабанщика Бориса Лифшица вряд ли оставили у кого-то сомнения. Публика тихонько признавалась музыкантамв любви морем огоньков телефонных фонариков на наиболее лиричных композициях.

«Уфа-Арена», как и Дворец спорта, – площадка капризная, как минимум потому, что предназначена для спортивных соревнований, а не для демонстрации музыкальной палитры. Непредсказуемость пространства в этот раз оказалась умножена на специфику симфонического оркестра, арсенал которого очевидно тоньше традиционного рок-набора. Поэтому в большинстве случаев звук соскальзывал с запрограммированных направлений и произвольно гулял по стенам арены, а электричество, встречая на пути симфоническое сопровождение, об него спотыкалось – все вместе в одном неразборчивом клубке летело в зрительный зал. В этом движении чувствовалась плавная энергия гоночного автомобиля, но из-за сложившейся акустической ситуации порой различить слова песен или сфокусироваться на музыкальных артефактах было практически невозможно.

Впрочем, искривление звучания сформировало непредсказуемый, но любопытный эффект: в определенных точках арены симфоническое сопровождение окончательно превращалось в эхо, размазывая и удлиняя четкие движения оркестра. Производимый эффект напоминал прием, ставший, например, ключевым у The Caretaker в альбоме An Empty Bliss Beyond This World, который был вдохновлен фильмом Кубрика «Сияние». И если такое музыкальное решение вряд ли было заложено в музыкальном плане «Би-2», то в смысловой контекст оно встраивалось невероятно органично. Грузный гобелен в глубине сцены, замаскированные под массивные свечи лампочки, проступавшие только под определенным углом изображения черепов на пиджаке у Левы – все это отдавало потусторонним декадансом, возникшим, как призрак, ниоткуда в этом огромном ледовом дворце. Что ж, «Варвара», написанная в прошлом веке, сейчас и правда выглядит, как живой маврикийский дронт.

Своеобразное путешествие в прошлое, переплетенное с устремленным вперед настоящим, – одна из масок коллектива, перебирающего – возможно, не самые привычные в нашей стране – постмодернистские приемчики. В этом контексте по-особенному прозвучал и «Мой рок-н-ролл», и видео-арт к нему, в котором девушка снимала грим и показывала свое настоящее лицо. Что важно, смешение стилистики группа проводит как на музыкальном, так и на визуальном уровне: высокая культура академического концерта смешивается с культурой пониже – шуточной, наивной, в чем-то даже откровенно детской. Это есть и в поведении Левы на сцене, когда он во время тех или иных песен хулиганит около дирижерского места, и в гитаре Шуры, на которой есть монитор, а там – прямо во время выступления – показывали «Футураму» и «Гравити Фоллз». Как минимум – это весело и доставляет видимое удовольствие самим участникам процесса. Как максимум – это доказательство существования молодости в коллективе, образованном еще в конце 80-х. Если точнее – это сообщение, что «Би-2» не повзрослели окончательно, а значит, есть пространство, потенциал и, судя по последнему альбому, ресурс для творческого роста.

Примечательно, что последнюю треть концерта публика настойчиво требовала «Полковника» – видимо, теперь уже навсегда главного хита группы. Песня, ставшая саундтреком не только к «Брату» Балабанова, но и к 90-м вообще, популярна до сих пор. Может быть, потому, что русский рок с тех пор мимикрировал в нечто декоративное, а современный застойный неосоветский образ жизни требует не меньшего переживания и переосмысления. Может быть, потому, что Данила – в свитере из секонд-хенда и с неловкой ухмылкой, мечтавший о близких, но оказавшийся с пистолетом на кладбище, – наш единственный и главный герой и по сей день. «Полковнику никто не пишет» еще несет в себе эту щемящую ноту, которая гипнотически заставляет оглядываться назад и дает возможность окаменеть.

Как показывает практика, суперигра «Би-2» со зрителем давно и крепко пользуется спросом, тем более с оркестром, добавляющим изюминку в привычный образ музыкантов. Это подтверждает солдаут и в Уфе, и на ближайшем концерте группы в Екатеринбурге.

Оставьте отзыв

Please enter your comment!
Пожалуйста, введите здесь свое имя