1 ноября в российский прокат вышел фильм «Крымский мост. Сделано с любовью!» – машина по припудриванию мозгов с легким пропагандистским ароматом, которая старается выглядеть рядовой романтической комедией.

Фильм начинается быстрым экскурсом в прошлое – с Великой Отечественной войны, потому что в России это все еще единственный козырь в любом разговоре о патриотизме. В 1944 году разбушевавшаяся стихия рушит временный мост, соединяющий Крым и Краснодарский край. Налетевший ветер перемен разлучает мальчика и девочку, только что даривших друг другу первый невинный поцелуй: девочку увозят родители, мальчик обещает ждать ее около моста. Согласно титрам, за полвека никто новый мост строить и не думал. Почему решили сейчас – секрет для маленькой такой компании, а внимание зрителей отвлекают вступительные титры в духе презентаций строительных контор.

Стройка века станет фоном, причиной и основной мыслью невероятной истории с большим количеством радостных персонажей, которые быстренько разбиваются на пары и, пританцовывая под Леонида Агутина, босичком шлепают к хеппи-энду. Экс-спасатель в разводе, ныне плэйбой-прораб лучшей бригады на стройке Дима (Алексей Демидов) пытается закадрить очередную студентку-археолога Варю (Катерина Шпица), ласково называя ее «архителкой». В борьбу за юную особу включается пиарщик Виктор Онегин (Артем Ткаченко), который приезжает из столицы сорить деньгами, дарить белоснежные улыбки и делать громкие заявления о возведении моста. Кавказец Берик (Дмитрий Карташов) решает выгодно жениться и «уехать в Голливуд, Бандерасом стать», для чего вьется со свадебным колечком наперевес вокруг бодипозитивной американки. Журналист-хипстер (Александр Тихонов), приехавший искать местных жителей времен старой переправы, поглядывает на Алию (Кристина Кучеренко), внучку постаревшего героя из военной прелюдии (Сергей Никоненко). К слову, потом выяснится, что родители Алии погибли буквально из-за отсутствия крымского моста – они двое суток стояли в очереди на переправу, после чего водитель не справился с управлением, заснув за рулем. Периодически мелькают амуры между поварихой и местным моряком, ментом и гулящей официанткой. В финале, когда мост будет достроен, и все полюбят всех, герой Никоненко повстречает потерянную когда-то любовь, которую красноречиво зовут Рая Тихонова.

«Утопия?» – недоверчиво спросите вы. «Реальность!» – задорно ответят вам сценарист фильма, главред ИА «Россия сегодня» Маргарита Симоньян, ее муж – режиссер «Крымского моста» Тигран Кеосаян, его брат – продюсер фильма Давид Кеосаян, дочь Давида и исполнительница одной из ролей Лаура Кеосаян, дружной семьей ворвавшиеся в российский кинопрокат. После фильмов Сарика Андреасяна было сложно представить более необычный способ потратить государственные деньги, но, кажется, авторам «Крымского моста», получившим на этот пир духа средства от Фонда кино, это все-таки удалось.

«Легкий, летний, добрый» (по выражению официального представителя МИД РФ Марии Захаровой) фильм Кеосаяна не оставляет пространства для неудобных вопросов о взаимоотношениях России и Украины, даром что это ромком. Оппозиционно настроенному журналисту, невзначай спросившему на керченском рынке о жизни местного населения после захвата Крыма Россией, немедленно разбивают морду лица, а в спину нежно прилетает ругательство: «Хохляцкая морда!» В этой же сцене одна из продавщиц убирает с прилавка книгу Оруэлла «1984», которую она почитывала в перерыве. Впоследствии журналист убедится в неправдоподобности и других слухов о крымском вопросе, вроде того, что мост строят зэки. Правда, на все эти барочные завитки и глупенькие частности невозможно обращать внимание, потому что хочется любоваться многочисленными пасторальными панорамами и честными работягами. Да и кроме этого посмотреть есть на что: строители здесь никогда не матерятся, погода всегда стоит великолепная, раскопки неизменно приносят ценные находки, «Почта России» доставляет письма со скоростью света, а красивые герои периодически игриво обнажают привлекательные улыбки и тела. В такой обстановке просто нет возможности грустить – и даже случайно залетевшая студентка-мулатка горюет о будущем соло-материнстве быстро и без проблем. Видимо, по этим же причинам не стоит огорчаться, что в сценарии, который пытались делать по нормативам голливудских учебников, есть сюжетные нестыковки, обрывы линий персонажей, немотивированные поступки героев и бесполезные сцены.

Персонажи пытаются шутить, но делают это очень специфично. Немногочисленные афоризмы («Ты теперь не просто мой самый лучший друг, ты – моя печень», «Он не поднялся, он просто всплыл») уступают место просторечным поговоркам-паразитам, очевидно, заменяющим мат: «хали-гали, сапоги-сандали», «белим-красим», «вольный ветер, в жопе дым, хорошо быть молодым» и другие.

Кстати, на вербальный уровень Симоньян добавляет и многочисленные напоминания о том, что «Крым – наш». В репликах героев фигурирует даже Владимир Путин, который уже успел врасти в местный фольклор. Его пародируют, его возможности и сила – предмет бытовых разговоров и активной мифологизации. Когда студентка посылает по телефону мужика, обрюхатившего ее подругу, то добавляет, что малыш когда-нибудь станет новым президентом России – мол, завидуй. Финальная песня из саундтрека туго привязывает условную реальность к еще живым зрителям словами «Это все мое родное – то, что не купить и не отнять».

Иногда кажется, что авторы реанимируют жизнеутверждающее советское кино о стройках века. Как будто вслед за этим обрядом экзорцизма «Крымский мост» нет-нет да понастальгирует прямо у зрителей на виду, транслируя важные акценты. Старики, например, постоянно ворчат, что на кое-кого «Сталина нет», и сожалеют, что некоторые ошибки уже не приравниваются к госизмене. Исподволь  выпячиваются и другие чудные перлы: «В СССР просто так никому ничего не присваивали», «Демократия западного образца не может одинаково хорошо работать во всех странах», «Выслали – значит, так надо было».

Массированная рекламная кампания и хорошая роспись показов – в Уфе в день проходит по 17 показов – делает свое дело: к началу первых выходных проката фильм уже собрал около 10 млн руб. Низкопробное патриотическое российское кино про Крым, которое так или иначе напоминает массам официальную позицию России и зарабатывает неплохо. В частности, снятый за $6 млн «Крым» Алексея Пиманова вышел почти в ноль, «Женщины против мужчин: крымские каникулы» Леонида Марголина дважды покрыл бюджет в 60 млн руб., «Каникулы президента» Ильи Шерстобитова собрали 48 млн руб. против 65 млн руб. производственного бюджета. Впрочем, цель такого кино вовсе не в том, чтобы отбить бюджет, учитывая, что для съемок подобных фильмов, декорирующих российский культурный ландшафт, обычно принято продавать душу.

4 КОММЕНТАРИИ

  1. Вот в чем причина низкого рейтинга фильма. Спасибо автору. Отличная рецензия. Андрей Королев как всегда зрит в корень.

  2. Хоть где-то можно встретить честную рецензию. Качественный разбор некачественного фильма.

Оставьте отзыв

Please enter your comment!
Пожалуйста, введите здесь свое имя