В российский прокат вышел дебютный фильм Ольги Зуевой «На районе». Премьера прошла бы незаметно, если бы не Данила Козловский, бойфренд дебютантки, чье наличие в кадре и будет более-менее успешно продавать это кино.

«На районе» – драма про двух друзей, которая разворачивается на границе миров – во Владивостоке. Андрей по прозвищу Киса (Данила Козловский) – побольше и попроще, Вован (Илья Маланин) – посубтильнее, но лиричнее. Они выбивают долги по указке местного криминального авторитета, увлекаются рэпом, периодически что-то сочиняя, и живут сегодняшним днем. Но очередное задание (нужно ударить женщину) раскалывает дуэт, события с каждым оборотом становятся все более опасными – только успевай уворачиваться и выбирать, оставаться ли человеком.

kinopoisk.ru

«Прямо как в хорошем американском фильме», – роняет реплику Киса-Козловский и оказывается чертовски прав. История сделана, как будто по учебнику: грамотно, но пресно, всеобъемлюще и, как следствие, рыхло. Происходящее запоминается фрагментами-отголосками «Бойцовского клуба» и сериала «Во все тяжкие», настроением «Форсажа» и общей линией, напоминающей гангстерские драмы. Часть сюжетных завитков не несет какого-либо развития и, кажется, вставлена в фильм просто по желанию автора. В их числе и линия Лиды, которую играет сама режиссер фильма Ольга Зуева – модель и актриса («Слот», «Оранжевый – хит сезона»), дебютировавшей в полнометражном кино после обучения в частном университете Нью-Йорка. Появляясь из ниоткуда и уходя в никуда с одинаково фарфоровым лицом, кажется, она оказывается в кадре только для того, чтобы скинуть верхнюю одежду и подогреть ускользающий зрительский интерес.

Определенная вторичность чувствуется и по отношению к режиссерскому дебюту Козловского: в «Тренере» есть и сам Данила, и его девушка, и снимались оба фильма в портовом городе тем же оператором. Впрочем, в фильме Зуевой фигурирует вполне конкретный и, что важнее, разнообразный Владивосток, к которому камера Федора Лясса («Хардкор», «Духless») присматривается явно с большим интересом. Как будто предчувствуя сравнения, авторы дают главному герою ту же фамилию, что и в «Тренере» – Столешников. Эта ироничная прозорливость новых красок фильму почему-то не приносит.

История с аппетитом употребляет стереотипные образы и приемы, давно ставшие общим местом. Бандиты едят в ресторанах, а строители – полбатона с кефиром. Главный герой вынужден выбирать между жгучей брюнеткой, которая предлагает сиюминутный секс – о, боже! – без любви, и блондинкой, которая играет в театре и рассказывает про Марлона Брандо. Признаком еще не потерянного для общества человека становится увлечение фортепиано в детстве. Чтобы изменить мнение о себе, персонажу нужно напроситься на разговор с героем и в пиковый момент многозначительно помолчать, намекая, что вообще-то первым протянул руку к взаимопониманию.

kinopoisk.ru

Фильм очень старается быть модным: Козловский зачитывает рэп целых два раза, а в кадре «как бы невзначай» звучат названия известных российских рэп-групп, да и Нигатив, сыгравший бандитского босса, тоже, видимо, взят не только из-за харизмы. Забавно, что из этого музыкального жанра чуть ранее уже вытрясла все живое Валерия Гай Германика в сериале «Бонус» для ТНТ, а подобные музыкально-косметические вставки в кино уже давно не воспринимаются чем-то сверхъестественным (Сергей Соловьев снял рэпующего Басту в «Ке-дах» еще до того, как это стало мейнстримом). Не менее ярким и неуместным фантиком становится хоровое акапельное исполнение хита Radiohead (видимо, это такая ответка «Последней поэме» Рыбникова, которую довольно проникновенно исполняют футбольные фанаты в «Тренере»).

Попытка изобразить сленг, бытующий на обочине жизни, тоже терпит неудачу. Конечно, Козловский ржет, как нормальный гопник, и работает явно выразительнее Маланина, но опрятная речь героев выдает их академическое образование с головой. Может быть, дело в хорошей погоде или хорошем настроении, но друзья-маргиналы из глубинки, которые «с первого класса вместе», не разговаривают так, как разговаривают гопники в голове у девушки, приехавшей из Америки. Возможно, этот диссонанс из-за того, что мат в кино запрещен, но фальши от этого понимания меньше не становится – им не ругаются, им давно уже разговаривают. Вспоминается «Комбинат «Надежда» Натальи Мещаниновой – фильм о зубодробительной провинциальной жизни, который так и не вышел на экраны как раз из-за отказа режиссера вырезать мат. Кстати, в этом контексте «На районе» тоже выглядит неадекватно: юношеский инфантилизм и внезапные попытки определиться в жизни начинают играть у героев не после выпуска из школы, а накануне 30-летия.

kinopoisk.ru

Заявленный бюджет фильма составил 60 млн руб., к началу первого уикенда он собрал 12 млн руб. С «Веномом» и Томом Харди Козловскому тягаться будет тяжело, поэтому вряд ли суммы сборов окажутся больше бюджетной ватерлинии. И раз уж речь о деньгах, то стоит отметить, что «На районе» получил первую в истории России субсидию на возмещение затрат организациям кинематографии – так называемый рибейт. Система, которая активно реализуется за границей, предполагает компенсацию из регионального бюджета затрат съемочных групп до 15% на кинопроизводство на территории региона. Мелочь, а все-таки прогресс в индустрии.

Фильм лихорадочно пытается увязать в одно полотно и открыточную романтику, и провинциальное гетто с эхом прокуренных подъездов, и стремительный мордобой, и вплетаемый в драматургию саундтрек, но в этом метании так и не находит собственной интонации. В итоге лоскутное одеяло, которое хочет рассказать то ли о суровых 90-х, то ли о безумных 2010-х, выглядит необязательным, хоть и довольно громким релизом. Проба пера, поддержанная Минкультом, в очередной раз говорит, что зрителю на поле отечественного кино так же непросто победить, как и в «Сапере», а хорошее массовое кино в России – все еще редкость.

Оставьте отзыв

Please enter your comment!
Пожалуйста, введите здесь свое имя