На этой неделе немало сильных кинопремьер: например, опус магнум Терри Гиллиама «Человек, который убил Дон Кихота», который он разрабатывал около 30 лет, и «Сердце мира» Натальи Мещаниновой – главный победитель нынешнего «Кинотавра», продолжающий успешно выступать на международных кинофестивалях. Но победителем уикенда все равно станет трагедия Сарика Андреасяна «Непрощенный» с Дмитрием Нагиевым в главной роли – ожидаемо неудачная.

В начале нулевых архитектор Виталий Калоев вынужден оставить семью на год, чтобы заниматься строительством в Испании. Образцовый семьянин, который очень сильно скучает по родным на чужбине, ближе к завершению работ зовет жену и детей к себе в Барселону, чтобы немного вместе отдохнуть. По трагической случайности, совершенной диспетчером, самолет по пути из России в Испанию попадает в авиакатастрофу: выживших нет. Калоев находит на месте крушения тела своих близких и замыкается в себе. Подавать признаки жизни его побуждают только регулярные походы на кладбище да новости, связанные с расследованием трагедии. Руководство авиакомпании, чей диспетчер допустил ошибку, предлагает родственникам погибших денежные компенсации, а взамен те должны отказаться от претензий в адрес компании. Виталий Калоев от денег отказывается и требует простых человеческих извинений. Авиакомпания уходит от ответа, поскольку такой шаг с их стороны будет означать признание вины в свершившейся катастрофе. После нескольких безуспешных попыток добиться этих слов Калоев через частного детектива находит авиадиспетчера в Швейцарии и при встрече убивает его. Суд приговаривает его к 8 годам заключения, но Калоев выходит через два года за примерное поведение. Он возвращается домой и пытается жить дальше.


Фильм основан на реальных событиях – авиакатастрофе 2 июля 2002 года, в которой столкнулись два самолета: Боинг-757 международной компании DHL и Ту-154 «Башкирских авиалиний». Погибли все находившиеся на борту: 60 пассажиров и 11 членов экипажа. Большая часть пассажиров – 52 человека – дети, юные таланты, отмеченные в Комитете по делам ЮНЕСКО в Башкирии за отличную учебу и отправленные на море в Барселону. На месте авиакатастрофы около города Юберлинген (Германия) установлен мемориал «Разорванная жемчужная нить», в основу концепции которого легло найденное на месте трагедии жемчужное ожерелье дочери архитектора Дианы Калоевой. Почти все пассажиры и члены экипажа рейса Ту-154 похоронены рядом на Южном кладбище Уфы, там же открыт мемориал в их память.


 

Уже вторая попытка режиссера низкопробных комедий «Беременный», «Что творят мужчины!», «Тот еще Карлосон!» Сарика Андреасяна заговорить на предельно серьезные темы с треском проваливается. В «Землетрясении» (2016) режиссер за основу берет другую реальную трагедию – стихийное бедствие в Армянской ССР – и строит фильм, по меткому выражению Антона Долина, «на сверхбанальном и действенном сочетании смерть/любовь»: каждый персонаж теряет дорого человека, оставшиеся в живых весь фильм вместе со зрителями оплакивают эти смерти. Скорбь настолько густо заполняет пространство фильма, что места для взаимодействия между персонажами в драматургии фильма не остается.

Немногим отличается от этой схемы и «Непрощенный». В двухчасовой трагедии оказывается невероятное количество бесполезных сентиментальных завитков под душераздирающую музыку: и намеренно долгие кладбищенские эпизоды в непогоду, и постоянные одинаковые флешбеки в слоу-мо, и немые стеклянные взгляды Нагиева в подпространство. Эти невыносимые рефрены не добавляют фильму ровным счетом ничего, кроме бесконечных попыток надавить зрителю на жалость, что в итоге действует попросту утомляюще. Но чтобы все вышли из зала зареванными, в ход идут даже самые бронебойные образы: например, трупы с оторванными конечностями, наличие которых в кадре должно, видимо, окончательно сломить каменные сердца скептиков. В качестве финального удара, отправляющего зрителя в последний, окончательный нокаут, – крупный план малюсенького котенка, подобранного главным героем, метафорически обретающего новую жизнь. Шах и мат.

Все эти внешние уловки скрывают, что за ними больше ничего нет, а новое произведение – как и все творчество Сарика Андреасяна – опять вторично (в прошлом году вышел фильм «Последствия», где роль Виталия Калоева исполнил Арнольд Шварценеггер). За первые полчаса режиссер объясняет предельно просто и быстро, что Калоев – идеальный муж и отец, для которого семья – это единственный возможный вариант счастья, а в кармане нельзя не носить фотографию жены и детей. За оставшиеся полтора часа сюжетному ходу истории отведено едва ли минут 15: за это время конфликт Калоева с директором авиакомпании успевает начаться и закончиться, а сам главный герой без особых на то причин решает, что виновен именно диспетчер, в несколько стремительных монтажных склеек находит его и убивает. В этом контексте даже посредственные «Последствия» оказываются более многогранными, потому что режиссер Эллиотт Лестер уделяет время и виновнику трагедии – диспетчеру Петеру Нильсену, который после случившегося вынужден уйти с работы, мучается из-за своей ошибки, едва не теряет рассудок и собственную семью. В «Непрощенном» этот персонаж существует где-то на уровне массовки, не особенно выделяясь даже в самых пиковых сценах, а вся авиакомпания во главе с директором показана меркантильными циниками, которые могут либо врать, либо затыкать рты деньгами. Главным же героем, занимающим почти все экранное время, становится персонаж Дмитрия Нагиева.

– Я всегда говорил, что никогда не пытался играть реального Виталия Калоева, – говорит Дмитрий Нагиев в интервью «Кинопоиску». – Я никудышный пародист, а это была бы точно пародия. Я собирал образ из ключевых моментов нации, точечных штрихов настоящего Калоева, хотя я сознательно старался не проводить никакого ресерча. Но мне всегда было проще показать, чем рассказать такие вещи. Мы с Сариком стали обсуждать моего Калоева, и я ему так и сказал: «Я тебе покажу, как я это вижу, а ты скажешь, правильно ли все понял». И мой вариант пошел в работу.

Как бы ни хмурился Дмитрий Нагиев, как бы ни вставлял в свое произношение кавказский акцент, но на экране все равно виднеется герой комедийных сериалов и ведущий топовых ТВ-шоу, шоумен – в очередном своем костюме, прапорщик Задов из давно забытого проекта «Осторожно, модерн!». Его единственная эмоция – сдвинутые брови – не сходит с каменного лица актера на протяжении всего фильма, разве что немного усугубляется после катастрофы, а борода делает его похожим на старика Хоттабыча. Дело, конечно, не в визуальном сходстве, а в поразительно плоском, по-детски наивном изображении как самого персонажа, так и самой трагедии. Кроме того, вольно или не очень фильм приобретает довольно однозначный вектор: после совершившейся мести герой выходит из анабиозного состояния. Диспетчер, которого герой так и не смог простить, убит, конфликт исчерпан, больше извиняться некому – в том числе и самому Калоеву перед семьей убитого. Идея о всепрощении (опять же мелькавшая в «Последствиях») отсутствует, хотя в кадре у Андреасяна фигурирует христианский крестик. В финале Калоев признается, что поссорился с Богом, вместо него героя прощает режиссер, давно поставивший себя на уровень демиурга в своем творчестве, и дарит ему котика.

Фильм, получивший заметную рекламную кампанию, был снят за 90 млн руб. К выходным сборы составили около 30 млн руб. Очевидно, что фильм окупится, учитывая пристальное внимание той же уфимской публики: в первые два дня на дневных сеансах в рабочее время зрителей было ощутимо больше, чем на любых других. Жаль даже не зрителей, а живого Виталия Калоева и родственников погибших, которые уже дважды были вынуждены увидеть мучительные и необязательные экранизации своего самого главного кошмара.

Оставьте отзыв

Please enter your comment!
Пожалуйста, введите здесь свое имя