Башкирский писатель, поэт и переводчик Айдар Хусаинов – бессменный ведущий литобъединения «Уфли», на данный момент единственного в столице республики. Айдар Гайдарович рассказал RBtoday, чего не хватает региону для полноценной литературной жизни и почему Уфа превратилась в закрытый город.

– В Интернете почти нет информации о том, как вы участвовали в литературном процессе последние лет десять. Что было, над чем работаете сейчас?

– За последние годы сделано немало. Прежде всего, мы закрыли очередной сезон нашего литобъединения «Уфли». Оно помогает всем желающим не только приобщаться к литературе, но и жить ею, издавать книги. Мы гордимся Александром Иликаевым, чью книгу «Мифы древних славян» издало «Эксмо». Краевед Александр Барановский написал историю Бирского района Башкирии, она была издана местной администрацией. Поэтесса Галарина издала несколько книг стихов и регулярно участвует в поэтических фестивалях в республике и за ее пределами. Дело в том, что сейчас сложно проникнуть в то или иное произведение, все тексты очень герметичны. Поэтому важно именно живое общение с авторами. Этим мы и занимаемся на «Уфли» – исследуем поэтические миры, пытаемся понять их поэтику. В рамках проекта «Антология русской поэзии» ищем новые имена, а на поэтическом турнире «Ступени» республиканских поэтов могут услышать все желающие.

Вашему литобъединению 17 лет. Мотивы его создания, которые были в начале нулевых, изменились за это время?

– Главная причина его создания была в том, что нам оказалось негде поговорить о литературе. Теперь, с повсеместным распространением Интернета мы стараемся брать качеством, тем, что наши участники растут как писатели. Мы постоянно пробуем новые форматы работы, в итоге остается то, что людям действительно интересно. Сегодня информации море, огромное количество возможностей, куда пойти вечером, чем заняться. Если раньше мы просто общались, теперь мы выращиваем профессионалов своего дела. И если к нам столько лет ходят – а через наше объединение прошло больше 1000 человек – это о чем-то говорит. Сейчас в среднем на наши заседания приходят около 30 человек, в электронной рассылке – около 300 адресов. Молодых не очень много, но они есть.

– Почему немного, как думаете?

– Представь себе: ты – молодой человек, который не умеет говорить на публике, тебе страшно. Вначале ты даже не понимаешь, что происходит, поскольку разговор идет на серьезном уровне – не академическом, но все же. Не всем это нравится. С нами остаются те, кто хочет это преодолеть. Ведь поэзия и вообще литература – это не когда ты приходишь, эдакий Д’Артаньян, и всех поражаешь. «Уфли» не клуб по интересам, где люди говорят о погоде, мы занимаемся серьезной литературной работой. А кто упорно работает, получает соответствующий результат: они издают свои книги, выступают на конкурсах, чтениях, растут как авторы. Многие считают, что если они научились версифицировать, то они уже поэты. Это не так. Придумать рифму вроде бочка/кочка, печка/свечка – безусловно, очень легко, но настоящая поэзия требует усилий. Это дело всей жизни.

– В прошлом году ушел поэт Дмитрий Масленников, который вел в БГПУ лито «Тысячелистник», закрывшееся после его смерти. Даже два литобъединения на весь город – это очень мало, сейчас по факту осталось только одно. Что-то у нас явно не так.

– В Кыштыме, в Челябинской области, литобъединение существует уже 75 лет, в Казани – 85 лет. Они ими гордятся. Наше лито за все эти годы выгоняли примерно из десяти мест, где мы проводили свои встречи.

– Почему?

– Считается, что такая форма работы в городе не нужна. Поэтический клуб «Тропинка» в БашГУ тоже закрылся. В ДК Химиков еще собираются пожилые коллеги-литераторы. Им помещение предоставляется потому, что руководитель их лито, ныне покойный, был генералом и все организовал, благодаря старым связям, которые пока еще держатся.

– Союз писателей Башкирии как-то реагирует на эту ситуацию?

– Из здания Союза писателей РБ нас выгоняли трижды. Я – член правления республиканского Союза, но это не играет никакой роли. Эта организация в свое время была создана с целью следить, что творится у писателей в голове. Сейчас эта функция государству не нужна. Поэтому Союз писателей потерял свое первоначальное значение. Представьте себе авторов, которые собираются раз в пять лет. Что они могу сказать друг другу?

– То есть спасение утопающих – дело рук самих утопающих? Если кто-то считает, что литературной жизни в городе не хватает, то он сам должен как-то решать эту проблему?

– Это не обязательно делать одному. Давайте вместе искать решение. Мы всегда открыты к диалогу.

– Мне кажется, что сейчас мы озвучим проблемы, но ситуация все равно не изменится.

– А какой смысл писать стихи, прозу, зачем вообще заниматься литературой? Писателя и поэта Юрия Полякова однажды спросили: «Кому помогли ваши стихи?» Он сказал: «Мне». Хотя бы один человек – уже результат. Я считаю, что «Уфли» влияет на общественное мнение. Благодаря нашим стихам и прозе, благодаря нашей деятельности в том числе, за последние годы интерес к Уфе возрос, и это, мне кажется, уже неплохо.

– Когда я спрашивал про достижения последних лет, вы начали говорить про «Уфли». Я правильно понимаю, что это ваше главное детище, что вы сейчас больше не столько автор, сколько куратор, организатор?

– Нет, не только. Недавно мы с творческими объединениями «Улисс» и «Арт-Артель» издали сборник прозы «Уфимский хронотоп». Получилась очень интересная антология про нашу уфимскую жизнь здесь и сейчас. Сам я тоже продолжаю писать стихи и прозу. В частности, роман «Культур-мультур» опубликован в журнале «Крещатик» в 2013 году. Пока «в столе» лежит еще один роман на десять авторских листов «Голова Олоферна». Видимо, тоже опубликую в «Крещатике», поскольку у нас нет изданий, которые бы публиковали такую крупную прозу.

– В Башкирии работает издательство «Китап». Одного регионального издательства недостаточно?

– Мало. Тот же «Уфимский хронотоп» – достойная книга, которую мы могли бы успешно презентовать на федеральном уровне. Но мы издали всего 100 экземпляров, потому что на большее не нашли финансирования. Мы давно хотим издавать в газете «Истоки» библиотеку современной литературы, но пока этот вопрос не продвигается.

– «Китап» не заинтересован в этих проектах или у него просто другая специфика?

– «Китап», к сожалению, занимается и тем, и другим, и третьим: издает башкирскую, русскую, татарскую литературу, учебники, альбомы. У них огромное количество проектов и на все просто не хватает рук. Гомер, описывая Троянскую войну, рассказывает о битве под кораблями как об огромном котле, в котором что-то варится, булькает и из которого что-то постоянно выходит на поверхность. Это как раз напоминает ситуацию с книгоизданием у нас в регионе – это такой же запутанный процесс, в котором очень сложно лавировать. И в итоге получается такая вещь в себе. Уфа вообще славится тем, что здесь все закрыто: у каждого свой маленький мирок, из которого не хочется выходить. То же и в литературе – большинство книг попросту не доходит до потенциальных читателей, все существуют сами по себе.

– По-вашему, почему в Уфе сложилась такая ситуация? Особенности менталитета?

– Да. Уфимец считает, что существует только он сам и его точка зрения.

– То есть ничего у нас не изменится? Все-таки менталитет – вещь на века.

– Почему? Нужно работать. Нужны другие установки, своеобразная перезагрузка. Когда ты находишься в своем мыльном пузыре и не можешь выйти за его рамки, обмена энергией не происходит. Люди от этого страшно устают. В этом плане литобъединение – это такая попытка объединить всех, соорудить в этой системе сообщающиеся сосуды.

– На мой взгляд, потеряна коммуникация не только между разными частями литературного сообщества в городе, но и между авторами и читателями.

– Это все по той же причине – уфимцы живут каждый в своей черепной коробке. Это большая проблема, для решения которой нужен отклик всех заинтересованных сторон. Читатели, которые не знают о существовании нашей литературы, зачастую считают Уфу местечковым городом, в котором нет ничего привлекательного. Мы пытаемся снять этот блок по мере своих сил – иногда получается, иногда нет. Я как-то раз проводил опрос: спрашивал у уфимцев, в каком городе они мысленно живут. 5% написали – не в Уфе. То есть они считают, что это неудачный вариант, из которого лучше было бы переехать.

– По-моему, это не так уж много, а значит все не так плохо. Кстати, авторы «Уфли» в свое время продвигали понятие «уфацентризм», согласно которому Уфа должна была стать обязательным местом действия в местной литературе. Это понятие все еще актуально для вас?

– Да, конечно. Уфацентризм – один из наших основных принципов, это любовь к родному городу. Нам интересно писать об Уфе, о людях, которые здесь живут.

– Если рассматривать Уфу как литературный образ, чем он вам интересен? Что о нем можно сказать, чего нельзя сказать о другом городе?

– Очень многое. Например, что город находится на острове, который омывают три реки: Белая, Черная – Караидель и Синяя – Кук-идель, она же Дема. Представь, это же какой интересный образ!

– А что касается внутренней жизни?

– В «Истоках» мы регулярно проводим конкурс «10 стихотворений месяца», к нам со всей страны присылают свои стихи. Оказывается, что все регионы живут каждый в своем сосуде. У каждого своя идеология и поэтика, причем чужую поэтику они не воспринимают. Кажется, только в Уфе понимают и принимают всех. Это не всеядность, а многообразие. Цветущая сложность, говоря словами Константина Леонтьева.

– Деятельность вашего литобъединения продолжается 17 лет, но кардинальных изменений как будто бы не наступило: местные авторы, которых крайне мало, по-прежнему не пробились к читателю. Сколько должно пройти лет, чтобы что-то изменилось?

– Нельзя сказать, что ничего не меняется. Например, в нашем городе просто не осталось писателей-почвенников, которые продолжают рулить в российской литературе. Но многое, и правда,  зависит от того, чего хотят люди. Взять, к примеру, азиатские страны – в них тысячелетиями ничего не меняется, а в некоторых африканских каждые пять лет происходят перевороты. Дело ведь не столько во внешних условиях, сколько во внутренних: люди не могут найти общий язык, понять, чего они хотят. Я надеюсь, у нас получится достичь взаимопонимания, а дальше будет только лучше.

– Вода камень точит?

– Да, именно. То, над чем мы работаем, и есть, по большому счету, наша национальная идея, бренд, концепция развития. Недавно я написал книгу афоризмов про типичного уфимца. Примечательно, что образ, который был когда-то сформирован и который описан в этих афоризмах, самим уфимцам уже надоел. Они хотят быть другими. Люди скучают по душевному теплу, по дружеской атмосфере. Неслучайно же проводятся концерты памяти Асанбаева и Красненкова – они умели создать своей музыкой атмосферу дружелюбия, совместной работы, понимания. И ее могут создавать только люди творческие – писатели, актеры, музыканты, режиссеры. Скажу больше – подлинно новое создают только люди искусства, прежде всего писатели.

 – Вам как автору, организатору, в Уфе комфортно работать? Культурная жизнь, в том числе и литературная, всегда тяготеет к центру – к Москве, Петербургу.

– Я живу в Уфе, и это мой выбор, мне здесь нравится. Хотя здесь безумно тяжело.

Но вам нравится эта тяжесть, раз не оставляете эту деятельность?

– Это не мазохизм, конечно. Понимаешь, если ты увидел жемчужину в навозе, это не повод ее оставлять и уходить туда, где навоза нет. Ты стараешься эту жемчужину очистить, а заодно сделать лучше, чище и само пространство. Но жемчужина не способна к развитию, она самоценна и неизменяема, тогда как люди скорее похожи на зерна в земле. И я уверен, что вместе мы помогаем друг другу, так что каждый может вырасти, словно прекрасное дерево, множество которых и образуют вечный лес. Весь секрет в содержательном общении!


Айдар Хусаинов родился 27 февраля 1965 года в с. Кугарчи Зианчуринского района. Окончил Башкирский сельскохозяйственный институт (1987) и Литературный институт (1995). Поэт, прозаик, журналист. С 2012 года – главный редактор информационно-публицистической еженедельной газеты «Истоки». Руководитель литературного объединения «Уфли».

Печатался в журналах «Соло», «Сутолока», «Бельские просторы», «Дружба Народов». Произведения переведены на башкирский язык.

Первая книга стихов «ОЭ!..» издана в 1991 году, первая книга прозы «Башкирский девственник» – в 1994 году. В 2006 году опубликовано переложение башкирского народного эпоса «Урал-батыр». Лауреат литературной премии газеты «Вечерняя Уфа», двукратный финалист Международного конкурса драматургии «Евразия» и конкурса «Исламский прорыв».


Фото: Янина Свице

10 КОММЕНТАРИИ

  1. Бред какой-то.
    Собираются в кафешках большие дедушки и бабушки. Громко орут и смеются всем посетителям мешают. Очень уж они старые, дайте дорогу молодым. Не действуют по принципу выиграл-выиграл, а лишь провоцирует других на себя. Никто с ними работать не будет и не собирается, пока они так будут себя вести. Ротацн нужна Уфли, молодых литераторов много, молодые идут за молодежью, за такими людьми они попадут в пропасть. Нет им перспективы развития в Уфли.
    Говорите, что применяется новые методы, так вот этого тоже не видно. Нет этих методов.
    Будьте проще, выпущенные вами книги никто не читает, все очень обобщёнными фразами написано.

    • В каких это кафешках мы собираемся ? У вас дезинформация . Какие дедушки и бабушки ? Мне 34 и я уже несколько лет посещаю уфли.

      • У меня есть подозрение, кто опубликовал этот комментарий (уж очень знакома заезженная песня про дедушек и бабушек). Не напомнить, ли «Уфимцу», что он и сам предпенсионного возраста дедушка? 🙂

  2. Согласен на все сто с уважаемым Уфимцем — не читают вас. Нет второго Бикчентаева.

  3. И кто это такие, интересно, Уфимец и Аноним? Критикуют а назвать свои настоящие имена боятся? А? 🙂

  4. Этот две стороны одной медали: несколько заорганизованное заседание уфли и вольное продолжение его в «кафешке». Юные наши литераторы живут своей жизнью, объединяясь в литературные группы, и с ними бывает интересно общаться. И вообще, общаться с различными литературными группами, даже я сказал бы:разнонаправленными, не запрещено никому, да и никем).

    • Подскажите, где искать литературные группы наших юных литераторов. Хотя бы названия.

      • Есть группы типа «Микропоэзии», но они существую «сами в себе». И как правило не хотят пускать кого-либо в свой мирок, который концентрируется в основном в соцсетях. А литературный процесс там происходит примерно так. Юный поэт размещает стихи, слабенькие, но с претензией, несколько знакомых девушек ставят лайки, и комментарии «Ты крут», «Крутяшка» и проч. Все довольны. Хотя есть и интересные начинающие поэты, но они, к сожалению, не понимают (пока?), что нужно работать, много работать, и не за лайки.

  5. А мне тем временем хочется почитать интересную прозу, где была бы моя любимая Уфа. Чтобы я смог узнать знакомые места города. И вместе с героями книги был бы я и мои воспоминания.
    Автору спасибо за интересные темы и вопросы, которые он поднимает в своих работах.

    • Недавно уфимскими литераторами, членами лито УФЛИ, литературных содружеств «УЛИСС» и «АРТЕЛЬ» был издан альманах «Уфимский хронотоп» в нем как раз произведения современных уфимских прозаиков, и большинство «уфацентристкие» — о любимой Уфе. Издан на благотворительные средства, и небольшой тираж в 500 экз. был мгновенно расхватан)). Могу порекомендовать библиографический указатель «Уфа в художественной и мемуарной литературе» в котором перечислены практически все литературные произведения об Уфе, изданные до 2016 года. http://rossica.do.am/bibliography/ufa_v_khudozh-i_memuarnoj_lit-re.pdf

Оставьте отзыв

Please enter your comment!
Пожалуйста, введите здесь свое имя