Директор ООО «Дюртюлимелиоводстрой» (входит в федеральную ГК «Мехуборка») Евгений Юдинцев в интервью Rbtoday рассказал о сложностях, с которыми столкнулась компания, начав работу в качестве регионального оператора по обращению с отходами. Организация получила контракт на работу во второй территориальной зоне, включающей Агидель, Нефтекамск и 12 муниципальных районов, а также в пятой – ЗАТО Межгорье. Если коротко, осуществлению реформы мешают плохие дороги, низкая культура населения и отсутствие технической возможности у жителей отдаленных деревень оплачивать услуги регоператора.

– Евгений Николаевич, как в целом оцениваете реформу управления отходами?

– Эта реформа навеяна временем. Без нее отрасль управления отходами в принципе существовать не сможет. Если в крупных городах она еще как-то развита, в сельских районах все просто складывается в овражек. Никакой системы управления отходами там нет в принципе.

– Не везде установлены контейнеры?

– Мы проанализировали все 1,2 тыс. населенных пунктов в своей второй зоне и пришли к выводу, что система сбора отходов покрывает только 11% из них. Иными словами, только в 11% населенных пунктов собираются и куда-то вывозятся отходы. В остальных – в овражек. Проблемой сбора мусора никто раньше особо не занимался, потому что это экономически не выгодно. В сельском поселении, как правило, одно предприятие занимается сразу всем, поэтому убыточность вывоза мусора перекрывается доходами других, более прибыльных направлений. К примеру, водитель с утра чистит дорогу, а потом пересаживается на мусоровоз и везет мусор. Но вывозится мусор только из административных центров, в которых проживают 3-4 тыс. человек. Отдаленные малонаселенные пункты никто не обслуживает. Туда еще доехать нужно. Кроме того, встает вопрос, куда везти собранные отходы.

– Устанавливать контейнеры и заниматься сбором мусора должны были муниципалитеты?

– Верно, но у муниципалитетов нет на это денег. По нашим подсчетам, во второй зоне необходимо купить 3,5 тыс. контейнеров. В соответствии с реформой их может установить либо муниципальное образование, либо регоператор, либо транспортная компания, которая будет осуществлять сбор и транспортировку мусора. В последних двух случаях это найдет отражение в тарифе.

– Что является вашей первоочередной задачей как регоператора?

– Собрать информацию о действующей системе обращения с отходами. На данный момент есть утвержденная территориальная схема. Но, к сожалению, отраженные в ней данные, мягко говоря, вызывают сомнения, а информации по большинству юридических лиц и вовсе нет.

– А в территориальной схеме на основании чего заложены данные о количестве образуемых отходов?

– Либо на основании старых норм накопления, либо на основании данных, которые подают сами организации. Но на сегодняшний день они не предоставляют достоверную информацию. Если говорить о полигонах, там прием отходов происходит без учета коэффициентов уплотнения. К примеру, с контейнерных площадок собрали 100 кубометров, а в результате уплотнения и неправильного учета на полигонах сдают как 20 кубов.

– Вы говорили, что многие муниципалитеты отказываются сообщать запрашиваемую вами информацию. Например, в Нефтекамске нам сообщили, что управляющие компании вовремя не предоставили данные о количестве контейнерных площадок в городе, а администрация такими сведениями не владеет.

– Муниципалитет отвечает за организацию вывоза мусора из муниципального образования. У него есть некий подрядчик в виде управляющей компании. Как заказчик может не знать, что делает подрядчик? На мой взгляд, этот саботаж связан с бизнес-интересами. Есть какие-то люди в администрации, которые заинтересованы в том, чтобы их бизнес остался. Они понимают, что система меняется, и все будет прозрачно.

– В чем проблема? Казалось бы, зачем им ставить вам палки в колеса? Будет конкурс, в котором смогут участвовать все желающие. На первый взгляд, нет препятствий для продолжения их деятельности.

– Чем меньше город, тем больше его некая анклавность. Я вижу это так. Вот они сидят в своем узком кругу и решают, кто будет возить мусор, а кто будет дороги убирать. Но у нас нет цели кого-то закрыть или поломать бизнес. Сейчас мы готовим конкурсную документацию для проведения отбора, в результате которого будут определены операторы по транспортированию отходов.

– Вы говорили, что отрасль управления отходами убыточная. За что они так держатся?

– Мы недавно проводили очередную встречу с представителями бизнеса. Они переживают, что с нашим приходом им придется уйти с рынка. Я спрашиваю, какова рентабельность вашего бизнеса? Мне отвечают: «минус 73%». Спрашивается, за что ты тогда держишься? Он либо лукавит, либо получает прибыль за счет других видов деятельности. Не секрет, что многие организации сегодня просто не довозят мусор до полигонов, а бесплатно выгружают его на несанкционированных свалках. Соответственно, компания не несет расходов на захоронение. Если работать по правилам, бизнес убыточный, а если где-то незаконно сэкономил, становится прибыльным. Но ты же не будешь говорить об этом.

– Количество несанкционированных свалок за городом говорит это за них.

– Вот об этом и речь. Поэтому по новым требованиям, чтобы контролировать потоки отходов, все мусоровозы компаний-перевозчиков должны быть оснащены системой ГЛОНАСС.

– Как вы сами оцениваете свою рентабельность?

– Мы ее не оцениваем. У нас норма прибыли – 5%. Даже если захотим больше, не сможем этого сделать.

– Вы упомянули о конкурсе по отбору перевозчиков отходов. Сколько их будет во второй зоне?

– Мы разделим вторую зону на три участка. В каждом будет свой перевозчик. Если не сможем привлечь транспортные компании, будем инвестировать в мусоровозы и осуществлять эту деятельность сами.

– Минэкологии утвердило нормативы накопления отходов. Для сельского населения они больше, чем для городского. Согласны с таким соотношением?

– Сначала кажется, раз у городского населения доходы выше, потребление больше, то и мусора больше, а сельские жители ничего не выкидывают зря, но на самом деле это не так. На практике мы замечаем очень много растительных отходов в деревнях. К примеру, картошку выкопали, всю ботву несут в мусоровоз, вместо того, чтобы сложить в компостную яму. Срубили у себя яблоню, им ее лень пилить и утилизировать, везут на помойку. Поэтому я думаю, нормы накопления установлены объективно.

– Есть понимание, какие будут тарифы? Прогнозные уже озвучил республиканский госкомитет по тарифам.

– Я не готов сейчас говорить о тарифах, поскольку еще не подавал тарифную документацию. Мы обязаны подать документы до 1 июля. Госкомитет по тарифам установит их в течение двух месяцев.

– Что входит в тариф регоператора?

– В общий тариф регоператора войдут расходы на сбор и транспортирование отходов, на обработку и размещение на полигонах, собственные расходы регоператора на организацию системы управления отходами и инвестиционные расходы. Необходимо понимать, что ранее тарифы не учитывали создание инфраструктуры системы управления с отходами, строительство мусороперегрузочных и мусоросортировочных станций, межмуниципальных полигонов. Тариф также будет включать в себя плату за негативное воздействие на окружающую среду с населения, которую ранее оплачивали лишь юридические лица, да и то не все.

– Председатель Союза экологов Башкирии Александр Веселов прогнозирует, что плата населения за мусор вырастет в два–четыре раза. Каков ваш прогноз?

– Вырастет как минимум в два раза. Если раньше средства на строительство полигонов выделялись из бюджета, сейчас все будет финансироваться за счет инвестиционной составляющей тарифа регоператоров. Соответственно, плата не может не подняться. До реформы мы также это все косвенно оплачивали из налогов. Сейчас наши деньги могут пойти на что-то другое, например, на строительство дорог или обустройство населенных пунктов.

– Замминистра экологии Башкирии Наталья Логунова сообщила, что если каждый будет платить только за то, что произвел – по факту, а не по нормативам, плата в четыре раза не вырастет. Как будет проводиться поквартирный учет выбрасываемого мусора?

– Я думаю, Наталья Владимировна имела в виду переход к селективному сбору отходов. Тогда можно вести учет по факту накоплению отходов. Но на данном этапе этого делать, на мой субъективный взгляд, не нужно. Культура обращения с мусором у населения крайне низка, можно сказать, ее вообще нет. Особенно это касается сельских поселений. Как только люди поймут, что чем меньше они выкидывают в контейнеры, тем меньше платят, мы можем получить обратный эффект. Они просто пойдут и выбросят большую часть мусора в овражек. Логика проста – чем меньше мусора в контейнере, тем меньше оплата. Число свалок будет расти. Пока мы не привьем культуру сбора, такую систему внедрять нельзя.

– Можете рассказать о своих инвестиционных планах во второй зоне? Сколько новых полигонов планируется построить?

– Пока еще рано говорить об этом. Чтобы понимать долгосрочные перспективы, нужно знать, какие полигоны нам нужны, каковы будут производственные мощности. Необходимо разработать схему вывоза отходов. В территориальной схеме прописаны потоки вывоза мусора, но по ней пока никто не работал. Она составлена по картам. Может получиться так, что на карте дорога есть, а по факту ее не окажется, или проехать будет невозможно. Скорее всего, придется корректировать направления потоков. Но строить новые полигоны, конечно, придется. Если сейчас все расчетные потоки отходов направить на существующие, они заполнятся в среднем за полтора года.

– Поскольку источником вашего дохода будут только сборы с населения, встает вопрос о собираемости этих платежей.

– Нам достаточно объявить публичную оферту в средствах массовой информации. Начисление за коммунальную услугу будет производиться независимо от того, акцептировал ли потребитель договор своей оплатой или нет. Счета придут жителям, зарегистрированным по месту проживания. Если оплата не поступит, мы будем вынуждены обратиться в суд и взыскивать задолженность в судебном порядке. В этом случае судебные расходы скажутся на росте тарифа. Понятно, что, если люди никогда не платили, убедить платить их будет сложно. В этом мы надеемся на помощь муниципалитетов, в чьи обязанности входит ведение пропагандисткой деятельности среди населения. В первый год из-за неполного сбора платежей у нас будут возникать большие кассовые разрывы. Но, к сожалению, такова данность, и мы готовимся к этому.

– Может получиться так, что вы превысите установленную минэкологии максимальную стоимость услуг, на основании которой участвовали в конкурсе, – 590 млн руб. в год?

– Это риторический вопрос. Приведенная стоимость услуг регоператора рассчитывалась в зависимости от коэффициента инфляции и коэффициента доходности капитала. На момент участия в конкурсе ни один из регоператоров не имел возможности достоверно оценить текущую ситуацию: сколько потребуется закупить мусоровозов, построить полигонов, как будет осуществляться вывоз мусора, насколько подорожают ГСМ.

– С какими проблемами вы столкнулись, начав работу в качестве регоператора?

– Белых пятен много. Например, сбор данных о населении, юридических лицах для составления клиентской базы. Мы должны понимать, кому оказывать услугу и кому выставлять счета. Информация о зарегистрированных и прописанных жильцах закрыта, поскольку относится к персональным данным. Мы планируем брать необходимые данные в УФМС и ИФНС, но для их предоставления необходимы правовые основания.

Данные по системе сборов отходов, которые нам присылают муниципалитеты, и на основании которых мы должны подсчитать необходимый объем инвестиций и составить производственную программу, зачастую недостоверны. Нет механизма, обязывающего районы предоставлять нам такую информацию.

Как я уже говорил, непонятно, как быть с теми договорами, которые уже заключены между юрлицами. В законе нужно прописать, к примеру, что все договоры автоматически прекращают свое действие с началом работы регоператора. Непонятно, как собирать плату с сельского населения. К сожалению, не везде есть почтовые отделения, терминалы или отделения банков.

Самая острая проблема – с дорогами. Не во все населенные пункты вообще можно проехать для сбора мусора. Что делать, если мусоровоз увязнет в грязи или в снегу, если дорогу не почистят? Мы не можем включить в тариф содержание тягачей и тракторной техники.

– А если регоператор несколько раз нарушит график вывоза, его могут отстранить от работы.

– Совершенно верно, особенно, если учесть, как много будет недовольных среди представителей местного бизнеса. График вывоза там, где есть хорошие дороги, соблюдать несложно. А если дороги не почистили, снег не вывезли? Как мне туда проехать, график соблюсти? Возможно, этой причиной я оправдаю срыв графика в этом населенном пункте. Но ведь эта же машина потом должна поехать в другой населенный пункт, а там дороги чищенные, и я уже не смогу сказать, что не собрал там мусор, потому что дорога не чищенная.

– Вы свои предложения озвучили минэкологии?

– Мы направили свои предложения республиканскому минэкологии, в Общероссийский народный фонт. Уже от них зависит, дадут они ход делу или положат на полочку.

– Учитывая все сложности, напрашивается логичный вопрос – зачем вы в это ввязались?

– Первое, что движет нами – это желание развиваться в этой отрасли, и, пусть и отдаленные, но перспективы. Открываются новые возможности: рынок новый, а, значит, будет расти. Наверное, всех, и нас в том числе, привлекло именно это.

– Вы еще взяли отдаленное Межгорье в качестве дополнительной нагрузки. Мощностей хватит?

– Мы бы замахнулись и на другие зоны. «Дюртюлимелиоводстрой» является структурой федерального холдинга «Мехуборка». Холдинг присутствует в десяти регионах, но не везде, к сожалению, наши компании выиграли конкурсы по отбору регоператоров. Возникает вопрос, что им делать, как быть с транспортными средствами? Чтобы техника не простаивала, есть возможность перебросить ее в другой регион – туда, где конкурс состоялся с положительными для нас результатами. А в Межгорье проблем меньше – население плотное, есть действующий полигон, перевозчик.

– Давайте поговорим о более высоких материях. Насколько сегодня реально перейти к раздельному сбору мусора? Есть мнение, что если населению дать возможность сортировать, оно будет это делать.

– Тема модная, все о ней говорят, но это перспектива не сегодняшнего дня и даже не завтрашнего. Система к этому не готова. В нашей зоне, где преобладает сельское население, сначала необходимо сделать так, чтобы люди вообще научились собирать мусор, относить его в положенное место. Наверное, можно начинать внедрять раздельный сбор в городах. Для этого необходимо сделать так, чтобы вторсырье было выгодно сортировать и продавать. Сортировка на маленьких полигонах нерентабельна. У нас во второй территориальной зоне две сортировочные линии – в Нефтекамске и Бирске. Они не работают, потому что не хватает отходов. 100 кубов мусора пройдет за несколько минут. Что дальше делать персоналу? Поэтому нужно создавать большие межмуниципальные центры. Кроме того, продавать вторсырье иногда нецелесообразно. Своих мусороперерабатывающих предприятий в Башкирии практически нет, а возить в другие регионы на большие расстояния нужно сразу большими объемами. Раньше в Уфе собирали стеклянные бутылки и продавали их на пивзавод «Эфес». Сейчас не собирают, потому что стало экономически нецелесообразно. Заводу проще купить новую продукцию у «Русджам холдинг», чем обрабатывать эти бутылки. Получилось так, что сырье купить дешевле и проще, чем вторпродукт.

Если говорить про опыт Европы, там другой уровень тарифов. Повсеместно на мусорных площадках установлены камеры видеонаблюдения. К примеру, если в баке среди картона лежит корка, тариф сразу повышается и жильцы в следующем месяце заплатят больше. Благодаря камерам операторы могут установить, кто именно бросил корку. Можно представить отношение к нарушителю его соседей. Главное – экономическая целесообразность, без нее любое благое дело постепенно сойдет на нет.

– Говорят, местный бизнес не готов ждать несколько лет, чтобы выйти на окупаемость, его интересует только быстрая прибыль, поэтому идея с раздельным сбором провалится.

– Здесь вопрос не в том, что бизнес не готов. Кредитные ставки банков достаточно высоки. Пока мы выплачиваем лизинг за мусоровозы, они приходят в негодность. Но это не основная проблема. В России очень высоки риски для бизнеса. Нет уверенности, что получится вернуть потраченные деньги. Государство не может обеспечить защиту наших интересов. Отсюда и неготовность бизнеса.

 

Ранее по теме:

Дело в Башкирии замусорилось

Плата населения Башкирии за мусор может вырасти в четыре раз

Мусорный бизнес вышел на старт

Оставьте отзыв

Please enter your comment!
Пожалуйста, введите здесь свое имя