Открывает ли стратегия развития республики новые ниши для предпринимательства, что могут дать бизнес-форумы ШОС и БРИКС, насколько региональная экономика в целом зависит от общероссийских проблем – на эти и другие вопросы корреспонденту RBtoday ответил доктор экономических наук, председатель Уфимского федерального исследовательского центра РАН Рустем Ахунов.

– Рустем Ринатович, многие аналитики любят рисовать экономическое будущее регионов в радужном свете. Вы тоже – оптимист?

– Ключевой вопрос здесь – о каком будущем, в рамках какого временного отрезка можно говорить? Сейчас есть два ориентира: майские указы президента с временными рамками до 2024 года и утвержденный на днях комплексный план развития Башкирии до 2030 года.

По поводу майских указов. Что бы регион ни предпринимал в рамках годовой или полугодовой перспективы, все это может выглядеть достаточно зыбко при отсутствии общефедеральной установки, выраженной в плане мероприятий правительства. Вот-вот появятся «дорожные карты» по всем ключевым проектам, которые и будут определять наше экономическое будущее. Ибо социально-экономическое развитие практически любого региона связано с общей макроэкономической ситуацией. И во многом зависит от тех федеральных средств, которые поступят, в том числе и в республику.

С учетом этого будет уточняться и республиканская «Стратегия 2030». Тем не менее в ней есть своя специфика, инициативы, которые в любом случае сохранят актуальность и вокруг которых будет выстраиваться экономическая политика региона.

– Какие «эксклюзивные» инициативы вы бы выделили?

– В принципе, их пять. Первая связана с повышением эффективности госуправления в регионе. Это постоянный, перманентный процесс, здесь еще предстоит много всего сделать.

Вторая обозначена как стратегическая инициатива «Семья». Здесь мы попытаемся идти «против течения», поскольку и в стране, и в мире ключевые демографические показатели имеют негативные тенденции и противостоять им сложно. Но регион считает, что у него есть своя специфика, способная противостоять этим трендам. Отчасти я с этим согласен, но есть и свои спорные моменты. В любом случае решение принято и теперь будет реализовываться.

Ряд направлений связан с увеличением инвестиционной привлекательности региона, его брендированием. Пример – «Терра Башкирия», работа в рамках национального рейтинга инвестиционного климата, целевых моделей повышения инвестиционной привлекательности и снятия административных барьеров.

Четвертая – реальный сектор экономики и новые рынки. Пятая – территориальное развитие.

– Что можно сказать про региональные особенности экономического развития?

– Одно из направлений республиканской стратегии как раз связано с реальным сектором экономики, с развитием новых рынков и отраслей в рамках стратегии научно-технологического развития страны и «Башкирской технологической инициативы». Здесь есть ряд позитивных моментов, но, к сожалению, эти истории не носят системного характера.

– То есть предпринимательскому сообществу предстоит искать новые ниши?

– Базовое направление развития останется неизменным и будет связано с нефтегазохимией. Я имею в виду не добычу, а прежде всего производство технологического оборудования, создание малых и средних предприятий для обслуживания крупных холдингов. Поскольку этот сектор является ядром нашей экономики, вокруг него и дальше будут создаваться различные предприятия.

Второе направление, которое, на мой взгляд, будет динамично развиваться в рамках республиканской стратегии, – пищевая промышленность. Идут инвестиции в сельскохозяйственные проекты, связанные главным образом с переработкой мяса, других продуктов. На этот рынок заходят крупные игроки, один из примеров – маслоэкстракционный завод в Кумертау.

Есть ряд направлений, связанных с федеральной повесткой, с появлением новых рынков. Например, переработка ТКО. Развитие таких направлений – требование времени, федеральных стандартов.

Поэтому в рамках стратегии, на мой взгляд, успешно будут развиваться в сегменте малого и среднего бизнеса сельское хозяйство и туризм, пищевая промышленность. Для среднего и крупного бизнеса – предприятия, так или иначе связанные с газонефтесектором, с химической промышленностью. Мы видим, в частности, как сейчас активно обсуждается и поддерживается республиканским правительством альтернативный проект по содовому производству.

Хотя, повторюсь, чем больше станет проектов, связанных с использованием «Башкирской технологической инициативы» в рамках нового технологического уклада, тем больше перспектив будет у региональной экономики.

– Если говорить о нефтехимии как о перспективном направлении, то как, например, можно прокомментировать ситуацию с республиканским Институтом нефтехимпереработки. У него было немало пионерских, инновационных идей, а в итоге учреждение оказалось фактически банкротом?

– Это проблема не одного конкретного института, а вообще связки науки и промышленности. И такая задача стоит в том числе и передо мной – создать «мостик», который связывал бы реальную экономику и научно-исследовательскую работу.

Проблема эта общероссийская, поэтому недавно я принял участие в организации визита в Уфу проектного офиса Министерства науки и высшего образования страны, который как раз занимается координацией с бизнесом. И надеюсь, что в рамках обсуждаемых проектов будут найдены какие-то механизмы по интеграции бизнеса и науки.

С другой стороны, есть примеры успешно функционирующих институтов, которые созданы в рамках крупнейших корпораций. Например, наш уфимский БашНИПИнефть, имеющий миллиардную выручку и решающий конкретные задачи для конкретного предприятия. К сожалению, реалии таковы, что пока крупному холдингу легче создать свой институт, нежели отдать работу ученым со стороны.

Очень перспективным мне кажется и идея создания 15 федеральных научно-образовательных центров мирового уровня, которые в рамках федерального проекта «Наука» нацелены на координацию деятельности бизнеса и исследователей. Там должны появиться дополнительные механизмы взаимодействия, которые можно будет спроецировать на региональном уровне.

– А если говорить о рядовых муниципалитетах, где здесь могут быть точки притяжения?

– Основная идея сейчас – сократить различия в развитии муниципальных образований. Кстати, этой проблемой мне пришлось серьезно заниматься несколько последних лет. Сейчас подобное выравнивание происходит в рамках межбюджетных трансфертов из республиканского бюджета. Но нужны более масштабные проекты, и ряд из них начинает реализовываться.

Республике очень важна сегодня, на мой взгляд, транспортная связанность. В моем понимании это ключевой элемент в устранении диспропорций в развитии муниципалитетов. Поэтому такое внимание проектам в области транспорта, дорожного хозяйства и строительства.

Самый, наверное, известный из них – Восточный выезд из Уфы, который, судя по анонсам правительства, все же будет реализован. Есть и другие интересные инициативы: на северо-востоке Караидель–Тастыба–Сатка, на востоке Стерлитамак–Кага–Магнитогорск.

С другой стороны, сейчас поднимается вопрос о создании стратегии территориального развития страны. И в этой же стратегии делается акцент на развитие крупных городов. Можно сделать вывод, что конкуренция между мегаполисами будет усиливаться. Я искренне надеюсь, что вступление в должность нового главы администрации Уфы, выстроенные новые взаимоотношения с администрацией региона позволят увеличить финансирование столицы республики – как за счет межбюджетных трансфертов, так и за счет перераспределения налоговых полномочий. Уфа – своего рода основа для развития всей территории региона, драйвер многих процессов.

– Какую роль здесь могут играть уфимские форумы малого и среднего предпринимательства стран ШОС и БРИКС? Это обсуждение больше для внешнего или для внутреннего пользования?

– Главной задачей таких форумов все-таки является знакомство представителей деловых кругов. Есть и другая прикладная задача – удержать за собой проведение столь ключевого мероприятия. Ведь с его помощью можно показать представительным делегациям республику, Уфу. Тем более что любая делегация, которая приезжает в Башкирию, имеет при себе портфель перспективных проектов, которые может реализовать. А подобные форумы – это еще и переговорная площадка.

И, наверное, важнейший функционал форума связан с приездом федеральных спикеров, специалистов по малому бизнесу. Парадоксально, но многие формы его поддержки, перспективы развития бывают труднодоступны, в том числе и информационно, и до субъектов малого бизнеса порой не доходят. Форум позволяет ликвидировать и этот пробел.

Оставьте отзыв

Please enter your comment!
Пожалуйста, введите здесь свое имя