Иностранный турист – вожделенная цель, уже давно ставшая притчей во языцех. В попытках его привлечь и развлечь республиканские власти делали ставку на кластеры, памятники революционного прошлого, этническую особенность. Председатель госкомитета РБ по предпринимательству и туризму Вячеслав Гилязитдинов в интервью рассказал о том, почему не случился Красный маршрут китайцев, о научных изысканиях и главных проблемах туристической отрасли Башкирии. Беседовала Ольга КОРЗИК.

– Вячеслав Африкович, какие итоги 2017 года вы уже подвели, удалось ли увеличить турпоток в республику, как планировалось? Какие направления были самыми востребованными?

– С уверенностью могу сказать, что да, удалось. По сравнению с 2016 годом, турпоток в прошлом году в среднем вырос на 10–15% и преодолел планку 2 млн туристов в год. Весь туристический поток, который приходится на республику, мы делим на две части: Уфа и окрестности и остальная Башкирия. В прошлом году Уфа была чуть похуже, чем в 2016, а республика – наоборот. Самыми востребованными местами по-прежнему остаются кластер «Легенда Урала» (три горнолыжных центра «Банное», «Мраткино» и «Абзаково»), наши замечательные озера – Асылыкуль, Кандрыкуль, Банное, водохранилища – Павловское, Нугуш и Юмагузинское.

 – В начале марта природоохранная прокуратура запретила подниматься на гору Иремель на снегоходах. Этот факт возмутил как общественников, так и игроков рынка. Они отмечали, что таким образом будет закрыт доступ на гору пожилым людям, инвалидам и детям. Удалось ли найти решение?

– Действительно, федеральный закон «Об особо охраняемых природных территориях» (ООПТ) запрещает деятельность, в результате которой могут быть уничтожены экологические, эстетические и рекреационные качества природных парков. На Иремеле отсутствовали специально отведенные маршруты для снегоходов. Между тем никто не говорит, что доступ для маломобильного населения на гору будет закрыт. Сейчас мы решаем юридические вопросы, обсуждаем с экологами маршруты, проезд по которым будет наносить наименьший вред природному парку. Если мы успеем все это сделать, к началу следующего сезона доступ на гору для маломобильных туристов будет отрыт.

Но если быть объективным, людей, которые хотят подняться на Иремель на снегоходах, очень мало. Как правило, большинство желает пройти пешком и почувствовать все трудности на пути к вершине.

При этом надо заметить, что Иремель – это все-таки зона экстремального туризма, и для того чтобы подняться на его вершину, надо быть хорошо подготовленным физически.

 – В этом году в России стартовал эксперимент с введением курортного сбора в ряде регионов. Как вы считаете, нужно ли в Башкирии вводить такой сбор?

– Я считаю, что пока в нашей республике не надо вводить курортный сбор. Пусть лет пять курортный сбор собирают везде, кроме Башкирии. Мы же будем активно рекламировать то, что республика – единственный регион, где его нет. Тем самым у нас будет некое конкурентное преимущество. Когда поток туристов в регион преодолеет цифру 3,5–4 млн в год, вот тогда уже можно задуматься об этом. На сегодня в этой системе еще есть множество нерешенных вопросов, в том числе на что будут эти деньги направлены. Чтобы все это заработало по плану, нужно время. Через несколько лет нам скажут, что вот в таком-то регионе на деньги от нового сбора построили новую набережную. Если это действительно будет так, тогда вполне можно вернуться к этому вопросу.

 – Поговорим об иностранных туристах, борьба за которых ведется уже несколько лет. Неоднократно говорилось о том, что одним из основных драйверов могут стать туристы из Китая, так как Уфу включили в Красный маршрут, а для китайских представителей СМИ и журналистов проводились пресс-туры в республику. Есть ли уже какие-то результаты?

– Работа с Китаем – это довольно продолжительная работа. Это особенность менталитета этой нации. Чтобы получить какой-то результат, надо работать с китайской стороной три-четыре года. Только через три-четыре года работы в рамках проекта Волга – Янцзы начали появляться первые заводы в Башкирии: цементный завод, завод по производству тракторов. В туризме точно также. Мы проводили переговоры, выставки в Китае. Протестировали, насколько у нас готова инфраструктура: таможня, аэропорт, пограничная служба. Увеличилось ли количество туристов из Китая? Я считаю, что увеличилось, но совершенно не в тех масштабах, которые мы ожидали. Красный маршрут, к сожалению, не получился на федеральном уровне. Сейчас нам нужен партнер в Китае, который бы четко работал на регионы. В общем, работа ведется, но не так быстро, как хотелось бы.

В последний год мы больше внимания уделили Ирану. В этом году планируем начать переговоры с Южной Кореей, Японией. Но нужно трезво оценивать ситуацию и понимать, что в ближайшее время главными драйверами будут российские регионы и страны СНГ.

 – Чего, на ваш взгляд, не хватает Башкирии для создания полноценного туристского предложения, привлекательного для туристов из разных стран, разного достатка и разных культур?

– Времени, кадров и информации. У нас сегодня большой дефицит кадров, которые могли бы работать на уровне «эконом» и «эконом плюс». Большая часть кадров работает на любительском уровне. Конечно, в Уфе есть гостиницы вполне солидные. Есть санатории, которые уделяют внимание развитию персонала, но в целом пока мы сильно отстаем.

Не хватает интересной, полноценной информации о республике даже на местном уровне. Если сейчас предложить среднестатистическому жителю Башкирии проехаться по республике и отдохнуть, скорее всего, он скажет: «Зачем? А что я там увижу?» Хотя на самом деле никогда не был ни в Каповой пещере, ни в районе Банного озера. Я уже не говорю, про аксаковские или цветаевские места. Над этим нужно работать. Огромный потенциал есть и в самой республике, и в соседних регионах. А вот здесь и возникает самая главная проблема: информация получена, кадры подготовлены, а инфраструктуры на местах нет. Даже если поехать в сторону озера Асылыкуль, хорошего места для остановки и ночевки уровня три звезды нет. Есть у нас замечательные места в Миякинском районе, которые можно посмотреть, но там тоже нет инфраструктуры: гостиницы, ресторана. Она должна появиться.

 – Инфраструктура – это действительно одна из самых болезненных и в тоже время важных тем в развитии регионального туризма. Почему она у нас до сих пор буксует?

– Часто инвесторы говорят, зачем мы будем строить, если туристов нет. Я сейчас построю гостиницу, она будет пустовать, я деньги потеряю. С другой стороны, если нет гостиниц, то и туристов не будет. В республике есть очень хороший пример: не так давно появился новый туристический маршрут – «Башкирская деревня». Бизнесмен, не строя новую гостиницу, не строя новую турбазу, не закупая шикарных автобусов, создал туристический маршрут, который популярен уже даже за рубежом. Это погружение в этно-Башкирию, в гастрономическую Башкирию.

 – То есть он пошел по пути создания сначала интересного предложения, привлечения спроса, а затем уже создал инфраструктуру. Можно ли его опыт масштабировать? И как в этом случае продвигать такой продукт за рубежом?

– Да, вы правы, автор сначала создал идею, на которую нанизана инфраструктура, и создался спрос. Идею возможно масштабировать, и работа в этом направлении ведется активная. К примеру, 25 мая планируется проведение нового тура по территории национального парка «Башкирия», в рамках которого участники смогут познакомиться с парком, побывать на Тора-Тау, посетить историческое здание старинного медеплавильного завода на территории нашей республики – Воскресенского завода, как говорят организаторы тура.

Продвигать турпродукт за рубежом возможно посредством проведения ознакомительных туров для туроператоров, пресс-туров для представителей иностранных средств массовой информации, что и запланировано нами в этом году. Далее уже необходимо принимать участие в международных выставочных мероприятиях, представлять республику там.

 – На протяжении последних двух лет на сайте госзакупок часто можно увидеть закупки на исследование туристического рынка Башкирии: развитие сельскохозяйственного туризма, этнотуризма и прочее. Есть ли уже итоги этих исследований? Какие направления наиболее перспективны для Башкирии и как планируется их развивать?

– Действительно, в последнее время мы стали достаточно плотно работать с наукой. За два года мы провели четыре исследования: концепцию развития туристско-рекреационных кластеров в Башкирии до 2030 года, методические рекомендации по развитию сельского туризма, маркетинговый план продвижения туристских возможностей республики на внутреннем и международном рынках, ну и самый интересный наш проект – разработка туристского бренда. В этом году мы планируем провести исследование по формированию «портрета туриста», приезжающего в Башкирию. Научно-исследовательские работы, которые проведены по нашему заказу, помогли нам понять, в каком направлении двигаться дальше. Так, мы определили, что до 2030 года республиканский туристический потенциал будет структурирован в виде кластеров. Каждый кластер должен специализироваться на чем-то своем. Так, «Легенда Урала» – это горнолыжный отдых, Асылыкуль – пляжный отдых, Бурзянский кластер – это история, этнография, пчеловодство и так далее.

Отдельно мы попросили изучить развитие агросельского туризма и, главным образом, посмотреть, что с точки зрения законодательного поля мешает для развития этого направления, какие дополнительные меры нужно принять, чтобы он развивался. В результате мы столкнулись с тем, что до сих пор нет определения, что же такое сельская гостиница, что может быть туристическим объектом на простом крестьянско-фермерском хозяйстве и прочее.

 – Планируете ли вы выходить с инициативой в Госдуму, чтобы устранить эти пробелы в законодательстве?

– Агротуризм для России, можно сказать, относительно новое направление, но активно развивающееся во многих регионах страны. В ноябре 2018 года в рамках Форума гостеприимства и туриндустрии был проведен круглый стол совместно с Госсобранием–Курултаем Башкирии как раз по вопросам агро- и сельского туризма республики. Можно сказать, это тот стартовый момент нашей инициативы. Наши парламентарии работают над основными законодательными вопросами в этом направлении, мы же со своей стороны сотрудничаем с ними и обсуждаем.

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Автор! Спросите Гилязитдинова откуда он взял цифру в 2 миллиона туристов? Один говорит глупость, другой пишет

Оставьте отзыв

Please enter your comment!
Пожалуйста, введите здесь свое имя