Единая модель работы аутсорсинговой системы в Башкирии так и не сформировалась, а заявленные задачи недостигнуты – к таким выводам пришли депутаты и чиновники на совещании, посвященном изучению ее эффективности. Бюджетники продолжают жаловаться на низкое качество услуг, аутсорсеры – на низкие прибыли и большие издержки. Попытку изменить ситуацию предпринял предприниматель из Бирска. 

Систему аутсорсинга в Башкирии работает относительно недолго – чуть более пяти лет. Начали со сферы здравоохранения в 2012 году, два года назад на аутсорсинг вывели сервисные функции в школах, в прошлом году присоединились учреждения культуры, в текущем году опыт переносят в сферу соцзащиты. Намерения заявлялись самые что ни на есть благородные: повысить качество услуг и снизить нагрузку на бюджет. Сегодня все стороны процесса, включая власть, вынужденно признают, что цели либо частично, либо вовсе не достигнуты.

Спустя два года применения аутсорсинговой модели в сфере образования депутаты госсобрания созвали на совещание рабочую группу по изучению эффективности применяемой системы в организациях образования, культуры и спорта. В совещании приняли участие представители профильных министерств, муниципалитетов, Роспотребнадзора и бюджетных организаций. Суть двухчасового совещания можно свести к меткому замечанию вице-спикера Курултая Эльвиры Аиткуловой: «разброд и шатание у всех», и все, надо заметить, имеют массу претензий друг к другу.

Основная дискуссия развернулась вокруг вывода на аутсорсинг питания и уборки в школах и детских садах. Из сухих докладов чиновников следует, что ситуация сильно отличается в разных муниципалитетах. Так, в Уфе, где есть операторы питания, система аутсорсинга, по словам замглавы администрации города Сынтимира Баязитова, работает «достаточно слаженно и эффективно». Главная задача – экономия бюджетных средств – достигнута: с переходом на аутсорсинг из штата образовательных организаций вывели более 5,5 тыс. работников. Из них на работу в аутсорсинговые компании перешли лишь 74%. Таким образом, городской бюджет сэкономил 22 млн руб. на уборщицах, более 30 млн – на охранниках и вахтерах, 33,6 млн руб. – на машинистах по стирке белья. Говоря о качестве услуг, господин Баязитов сообщил, что, в частности, по питанию «прослеживается положительное отношение к существующей системе», и «качество повысилось». Какой процент директоров школ и родителей учеников доволен работой аутсорсеров, он не уточнил.

В других муниципалитетах все далеко не так оптимистично. Так, начальник отдела образования администрации Кушнаренковского района Рамиля Ибакова признала, что на местном уровне чиновникам не дали «четкого алгоритма действий», а своего опыта у них не было, в результате возникли ряд проблем.

–  Организация закупок конкурентным способом не всегда приводит к желаемым результатам, – отметила чиновница. – Например, для передачи в аренду оборудования и пищеблока необходимо провести оценку имущества. А услуги оценки имущества для нас дополнительные затраты, и расходы это существенные. В итоге наблюдается увеличение стоимости услуг питания. Кроме того, поставщик услуг устанавливает цены с учетом своих расходов по оплате налогов. А в муниципалитете недостаточно развита конкуренция в этой сфере, в итоге возможность выбора поставщиков отсутствует.

 Еще одной проблемой, по словам госпожи Ибаковой, является то, что образовательные организации не всегда могут обеспечить поставщикам необходимое количество учащихся, которые питаются в столовых. Оно снижается, например, в период распространения каких-либо заболеваний, карантина. В свою очередь, поставщик стремится максимально сократить свои убытки, в том числе закупая некачественные продукты. Проконтролировать это у муниципалитета возможности нет.  Однако, например, в случае массовых отравлений ответственность за все несет директор.

– Поставщик сырья – стороннее лицо, главная цель которого — выполнить условия контракта при минимальных издержках, – заявила она, говоря о том, что муниципалитет не может добиться высокого качества предоставляемых услуг. – Организации, предоставляющие услуги питания, снижают свои расходы, в первую очередь сокращая затраты на закупку продуктов. Контроль и ответственность сторон устанавливается государственным контрактом и на основании нормативно-правовых актов Российской Федерации, при этом, согласно ст. 28 п. 7 закона «Об образовании», в случае серьезных нарушений ответственность несет руководитель.

Свои претензии высказали и аутсорсинговые компании. По словам исполнительного директора ООО «Центр питания» Энже Ахмадуллиной, образовательные организации, рассчитывая стоимость контрактов для аутсорсеров, исходят не из среднерыночной стоимости услуг, а «из наличия средств в бюджете муниципалитета». И в основном это средства, которые составляют фонд оплаты труда передаваемого персонала. Сюда не закладывают ни коммунальные, ни транспортные расходы, ни расходы на ремонт оборудования, которое часто передается аутсорсеру в «ненадлежащем виде».

– При проведении аукциона цена падает до 55% (от начальной цены. – Прим. ред.), – сообщила госпожа Ахмадуллина. – Нельзя думать, что это здоровая конкуренция. Это ведет к сокращению персонала. При проведении аукциона (следующего. – Прим. ред.) 60% сотрудников  (действующих. – Прим. ред.) рискуют остаться без работы.

По мнению госпожи Ахмадуллиной, необходимо отменить привязку к фактической посещаемости школьных столовых и рассчитывать стоимость услуг за месяц работы общеобразовательной организации. Также необходимо устанавливать единое меню с фиксированной суммой для учащихся, которым питание оплачивают родители. Это, считает она, поможет аутсорсерам минимизировать убытки.

Выслушав взаимные претензии сторон, участники совещания констатировали, что главные цели аутсорсинговой модели не достигнуты. При этом жалобы бизнеса о низких прибылях вызвали явное недовольство, в частности, у председателя комитета госсобрания по бюджетной, налоговой и инвестиционной политике, экс-министра финансов республики Риды Субханкуловой.

– То, что никакой экономии бюджетных средств нет и не будет, было понятно с самого начала, – заявила она. – Мы все это считали еще в 2016 году, рынок питания образовательных организаций в республике составляет 6 млрд руб. с учетом родительских средств. Сказать, что на этом рынке нет денег, и сидеть реветь аутсорсерам, что не получается, бессмысленно. И сказать, что государство не помогло и не сделало, это я начисто отрицаю.

Досталось и руководителям бюджетных учреждений. Председатель госкомитета по торговле и защите прав потребителей Гузель Асылова выразила недоумение по поводу того, что школы и детсады отбирают поставщиков в ходе аукционов. По ее словам, при переходе на аутсорсинг комитет изначально планировал проводить конкурсы с ограниченным количеством участников,  но практика сложилась другая. Помимо этого, добавила чиновница, у муниципальных заказчиков есть право заключать прямые договоры с единственным поставщиком.

Одна из директоров школ в ответ напомнила, что по закону, образовательная организация самостоятельно не может выбирать иные формы по закупкам свыше 400 тыс. руб. При больших суммах необходимо обращаться в вышестоящие инстанции, что затягивает процесс. Этот аргумент услышан не был.

Постепенно дискуссия между заказчиками, аутсорсерами и представителями власти скатилась к перепалке. Нотку здравого смысла удалось внести предпринимателю из Бирска – директору ООО «Антон» Андрею Верещагину. Он первым в республике заключил долгосрочный контракт на оказание услуг питания в трех школах Бирска. Проект муниципально-частного партнерства разрабатывался совместно с Корпорацией развития РБ в течение года, десятилетний контракт был заключен около двух месяцев назад.

– Первое, что спасет – это в обязательном порядке долгосрочный контракт. Ни в коем случае нельзя давать кормить ребенка тому, кто пришел на один год. Никогда ни один директор школы не станет с ним судиться. На короткий период времени этим невозможно заниматься. Это колым, шабашка, как угодно можно назвать, но это не серьезный бизнес. Если заниматься серьезным бизнесом, это должен быть только долгосрочный контракт, – убежден господин Верещагин.

Депутат госсобрания Булат Асадуллин считает муниципально-частное партнерство единственной возможной формой долгосрочного (3+ лет) сотрудничества бюджетных организаций с аутсорсерами.

– Муниципальные бюджетные организации по закону для определенных видов закупок могут выбирать только форму электронного аукциона, – отмечает депутат. ­– Бизнес не может вкладываться в материально-техническое оснащение, так как вынужден ежегодно участвовать в торгах на право заключения контракта на оказание услуг. А это риски. По той же причине ряд аутсорсеров привлекает работников не на постоянной основе, а по договорам ГПХ. Все это накладывает отпечаток на качество услуг. Для муниципально-частного партнерства и на федеральном, и на региональном уровнях есть вся необходимая законодательная база. В данной ситуации проблема в головах, а  не  в законодательстве.

 

Оставьте отзыв

Please enter your comment!
Пожалуйста, введите здесь свое имя