По данным Минздрава России, в год на одного жителя страны в среднем приходится 3 литра нелегального спиртного. В 2017 году от отравлений алкоголем в России умерло 7729 человек трудоспособного возраста из них 119 – в Башкирии. Предпринимаемые властями меры, в том числе и система контроля ЕГАИС, не особенно помогает делу. Эксперты уверены, что в стране, где 20 млн человек имеют доходы ниже прожиточного минимума, для борьбы с «паленкой» необходимо вводить «социальный продукт для малоимущих».

РЫНОК НЕ ЖЕЛАЕТ ВЫХОДИТЬ ИЗ ТЕНИ

Глава Минпромторга России Денис Мантуров в прошлом году оценил долю нелегального алкоголя на российском рынке в 50%. По его данным, в ассортименте преимущественно крепкие напитки: контрафакт (подделка под известные алкогольные бренды), «кустарный» алкоголь, производимый в гаражах и подпольных цехах, суррогаты («боярышник», лосьоны, «незамерзайка» и др.), самогон. Часто сырьем для подпольного производства служит медицинский или технический спирт.

По данным МВД по Башкирии, в 2017 году в республике изъяли более 100 тыс. л нелегального алкоголя. Это втрое меньше, чем в 2016 году (300 тыс. л) и немногим выше уровня 2015 года (91 тыс. л). В прошлом году подпольные производства ликвидировали в Уфе, Благовещенске, Салавате и Стерлитамакском районе. В начале текущего года резонансный случай произошел в Кармаскалинском районе. На лакокрасочном заводе обнаружили линию, где с 2013 года разливали «левую» водку. Во время рейда изъяли сырье на 5 млн руб.

Впрочем, активность правоохранителей особого результата не дает – на смену ликвидированных тут же открываются новые подпольные цеха, как грибы после дождя.

В январе этого года уфимские полицейские обнаружили цех по производству этилового спирта. Завод по производству вел бухгалтерию и имел собственную лабораторию для контроля за качеством продукции.  было изъято более ста тысяч литров сырья.

КОНТРОЛЬНАЯ ЗАКУПКА

Для контроля оборота алкоголя в России ввели ЕГАИС (Единая государственная информационная система). В 2005 году использовать ее обязали оптовые предприятия, с 2016 года на нее перевели и розницу: при продаже каждая бутылка сканируется, данные поступают в Росалкогольрегулирование.

Опытные потребители алкоголя помнят времена, когда на подделку вполне можно было нарваться в супермаркете. Кто-то и сейчас по старинке смотрит на наличие дозатора, аккуратность наклеенной этикетки. Говорят, если встряхнуть бутылку с «паленкой», появятся крупные пузырьки или пена, которые пропадают не сразу. ЕГАИС значительно упрощает процесс проверки покупателем алкоголя на предмет его легальности, для этого достаточно на смартфон скачать специальное приложение.

В сетевом алкомаркете берем самую дешевую бутылку водки за 205 руб., сканируем смартфоном акцизную марку. На экране появляется адрес магазина, время покупки, данные о производителе. Если что-то не так, сразу можно сообщить о нарушении.  В магазине у дома проверяем вино в пакете, коньяк. Хотя других дотошных покупателей в тот вечер мы не встретили, но и «паленки» не нашли тоже. Аналогично ЕГАИС работает в барах, кафе и других заведениях, где алкоголь покупают на розлив. Покупателю обязаны выдать чек с кодом, где указаны данные о напитке.

Директор Центра исследования федерального и регионального рынков алкоголя Вадим Дробиз уверен, что система позволила наконец-то вывести алкогольный рынок в легальную плоскость.

– Я считаю, что ЕГАИС справилась со своей задачей на 100%. Она впервые за последние 26 лет фактически создала в России легальный рынок алкогольной продукции, закольцевав и замкнув на себя производство, импорт, опт и розницу, для населения с доходами от 18–20 тыс. руб. в месяц, что позволяет им приобретать легальную продукцию в легальных магазинах, – говорит собеседник.

Приложение бесплатно и доступно для популярных марок телефонов.

ДЕШЕВО И СЕРДИТО

Система ЕГАИС очевидно работает, вот только удается ли при этом сократить объемы оборота нелегального алкоголя – вопрос. И главная проблема – цена. Так, в легальных точках продаж розничная стоимость спиртных напитков не может быть ниже установленного государством уровня: водка – 205 руб., коньяк – 371 руб., бренди – 293 руб. за 0,5 л, шампанское – 164 руб. за 0,75 л.


Минимальная розничная цена на водку была введена в России в 2010 году. Тогда она составляла 89 руб. До 2014 года минимальная цена поллитровки поэтапно повышалась до 220 руб., в 2015 году снизилась до 185 руб., а затем выросла до нынешних 205 руб.


Минимальная зарплата в Башкирии с мая 2018 года составляет 12 838 руб., среднедушевые доходы жителей республики в феврале, по данным Башстата, составили 25 104 руб., что на 5,3% ниже показателя годовой давности. И хотя магазинные полки пестрят изобилием, именно из-за большей доступности не теряет популярности алкоголь, что разливают в пластиковые пятилитровки. В Уфе канистру «заводской» водки можно «достать» за 500– 600 руб. – раз в пять дешевле магазинной. Уфимский пенсионер А. подобную продукцию приобретает регулярно.

– Обычная водка, главное недорогая, могу позволить на свою пенсию, – признается он. – Сейчас качество похуже стало, но пить можно. Откуда она? Не знаю, знакомые достают.

Любителям «элитных» напитков в аналогичной таре предлагаются «коньяк» и «виски». Их получают из той же «водки», в которой разводят вполне легально продаваемые пищевые концентраты. На вкус и цвет получается достоверно.

Еще один канал сбыта алкогольного контрафакта – интернет. В одной из групп в соцсети предлагают недорого водку «башкирского производства» все в тех же пятилитровках. На одном из сайтов предлагают дешевый алкоголь с доставкой в Уфу по 49 руб. за бутылку. Вместе с тем создается впечатление, что с бутлегерами в интернете борются: «живые» странички надо еще поискать. Это подтверждает и статистика регионального управления Роспотребнадзора: в прошлом году суды заблокировали сайты по 40 заявлениям ведомства.

Кстати, некогда популярная казахстанская водка потеряла свое лидерство. Торговать ею стало невыгодно: на родине ее минимальная цена 1700 тенге (около 305 руб.) – на 100 руб. дороже российской. Для сравнения, в 2015–2016 гг. она стоила примерно вдвое дешевле отечественной.

ПОЧЕМУ ЗА ГРАНИЦЕЙ НЕ ПЬЮТ «БОЯРЫШНИК»

Растущие объемы теневого рынка эксперты объясняют именно низким уровнем доходов. По словам Вадима Дробиза, нелегальный алкоголь в основном покупают люди с заработком до 15-18 тыс. руб. По официальным данным, в России доходы 20 млн человек ниже прожиточного минимума, у 30 млн – несколько выше – «довольно серьезный рынок».

– Нужно чтобы легальные напитки были доступны людям с разными доходами. В России на пособие по безработице в 4 тыс. руб., вы купите примерно 20 бутылок водки, в Западной Европе безработный может позволить себе 200 бутылок, в США – 400, там выпивку для нищих продают по $2 за литр. В этих странах тоже есть нелегальный рынок, но доступность спиртного максимальная, поэтому они не пьют суррогатов типа боярышника, эта особенность лишь постсоветского пространства, – отмечает собеседник. – Как бы ни старалось наше государство, те, кто привык пить дешевую нелегальную водку или аптечные настойки, не купят магазинное спиртное. Полукустарные линии розлива находят в России чуть ли не каждый день, но они появляются снова, потому что на «левую» продукцию есть спрос.

Господин Дробиз уверен, что «заводская водка по 50 руб. за бутылку могла бы стать социальным продуктом для малоимущих».

– На Западе ведь тоже неспроста продают алкоголь для бедных по доступным ценам, там государство поняло, что лучше дать людям качественный продукт, чем нести огромные траты на борьбу с нелегальным спиртным и последствиями его употребления, – отмечает он.

По словам председателя правления Союза производителей алкогольной продукции Дмитрия Доброва, необходимо ввести также и контроль над оборотом медицинского спирта.

– Чтобы люди не пили нелегальную водку и суррогаты типа боярышника, других аптечных настоек, нужно аналогичные меры применить и к медицинской спиртосодержащей продукции: внедрить в аптеки ЕГАИС, лицензирование перевозок медицинского спирта и прочее.

Принципиально иного мнения придерживается Роберт Давлетшин, руководитель Федерации Воркаута Башкортостана, один из организаторов регионального конкурса «Трезвое село».

– Проблема не в том, какой алкоголь пьют люди, легальный или нет, поэтому сводить ее только к опасности контрафакта неверно. Алкоголь – яд, так зачем заменять один вид другим? – вопрошает господин Давлетшин. – Никто же не ищет безопасную замену наркотикам. Доступность спиртного, в том числе легального, пропаганда его «культурного» употребления ведут к алкоголизации населения. Искоренять ее нужно поэтапными запретами продажи спиртного и информированием населения о воздействии алкогольных изделий на организм человека и общество в целом.

ПО КОМ БЬЕТ КОНТРАФАКТ

Прибыль от продажи нелегального алкоголя, как известно, оседает в карманах теневых дельцов. Как следует из открытых источников, в 2015 году бюджет России недополучил около 100 млрд руб. от их деятельности, в 2017 году, правда, ущерб несколько снизился – до 40 млрд. Региональная казна Бюджет в 2014 году потеряла около 500 млн руб., а уже в 2015 году сумма убытков оценивалась в 1,5 млрд руб. Данных за последние годы в открытых источниках нет.

Вместе с тем, согласно опубликованному отчету водочного монополиста республики АО «Башспирт» за 2016 год, производство водки на предприятии, как и в целом по России, выросло. Чистая прибыль компании в 2016 году увеличилась на 321,8% к 2015 году и составила 259,3 млн руб. Из открытых источников известно, что «Башспирт» нарастил производство водки и в 2017 году. В совокупности, производители водки, вина и пива в прошлом году принесли в бюджет Башкирии 8,5 млрд руб.

Несколько крупнейших российских алкогольных компаний, в которые обратился RBtoday, на запрос не ответили.

Оставьте отзыв

Please enter your comment!
Пожалуйста, введите здесь свое имя