«Создание современной безопасной образовательной среды» тема августовского педсовета, на который традиционно съехались первые лица Башкирии, депутаты госсобрания, главы районных и городских администраций, а также директора школ. Приготовившись выслушать идеи и программы по организации цифровой безопасности, на педсовет отправился и корреспондент RBtoday. Вот только слушать, как оказалось, было нечего.

Актуальность темы безопасности детей и подростков переоценить сложно. Последние годы российскую общественность то и дело сотрясают трагедии – стрельба, нападения на одноклассников и учителей с холодным оружием, самоубийства. «Горячие» точки появляются по всей стране: Псков, Нижний Новгород, Пермь, Улан-Удэ, Симферополь, Иркутск, Челябинская, Московская области. Из недавнего – весной в Стерлитамаке школьник напал на учителя и одноклассников и попытался поджечь класс. Разумеется, каждое такое ЧП влечет за собой усиление мер безопасности: металлодетекторы, пропускная система с турникетами. Но результаты пока говорят не в пользу подобных мер реагирования. Под раздачу, что логично, попали интернет и его возможное влияние на неокрепшую психику подростков. Именно стратегические шаги по работе с этими вызовами и ожидаешь услышать на совещании, посвященном безопасной образовательной среде.

Фото: mmpsrb.ru

Собственно цифровой безопасности организаторы посвятили одну из шести дискуссионных площадок – «Создание современной и безопасной цифровой образовательной среды в образовательных организациях». Многообещающее название и привлекло корреспондента RBtoday. Врио министра молодежной политики и спорта Башкирии Руслан Хабибов, открывая дискуссию в качестве модератора, отметил, что интернет и соцсети обладают большими возможностями для образования и воспитания, но в то же время таят серьезные угрозы.

– Мы прекрасно понимаем, что наших детей ожидают в интернете различные виды угроз, связанные с проявлениями экстремизма, терроризма, агрессии по отношению к обществу. Зачастую они могут транслироваться в цифровой среде и направлять наших детей на деструктивное развитие. Поэтому сегодня нужно вести работу по созданию безопасной образовательной среды, – забористо начал господин Хабибов

Сразу стоит отметить, что это было чуть ли не единственное упоминание виртуальной реальности. Господин Хабибов напомнил, что в последнем «майском» указе президента вопрос безопасности также нашел отражение, и привел примеры положительного опыта в ее создании: информационные системы «Молодежь России», «Доброволец России» и др. Ресурсы позволят школьникам участвовать в различных позитивных мероприятиях. И это, безусловно, неплохой задел, вот только каким образом они будут конкурировать с другими виртуальными развлечениями в шорт-листах детей, разъяснять не стали.

И это все. О заявленной теме напоминал разве что оборот «современная цифровая образовательная среда», то и дело звучавший в выступлениях спикеров. В результате дискуссия стала походить на затянувшийся урок, где ученики-чиновники зачитывали доклады, оперируя терминами, цифрами и названиями нормативных актов. Уловить среди канцеляризмов и штампов полезную информацию, тем более хотя бы отчасти соответствующую теме, было непросто.

Так, начальник отдела воспитания и дополнительного образования минобразования РБ Василя Абдрахманова, по касательной задев безопасность, ушла в жалобы на нехватку кадров. Она сообщила, что число социальных педагогов составляет лишь 40%, а психологов – 36,4% от потребностей региональных школ. Как результат – неэффективная работа системы сопровождения образования. И в этом, безусловно, есть доля истины. Работать с девиантными подростками, по сути, некому, а в результате – известные всем трагические события.

Фото: минобрнауки.рф

В ответ на жалобы о кадровом голоде замдиректора департамента государственной политики в сфере защиты прав детей Минпросвещения РФ Лариса Фальковская заговорила о Центре психолого-медико-социального сопровождения (ПМСС). Вот только нет его в республике, что вызвало резкую реакцию федеральной чиновницы.

– Это не просто плохая история, она еще и не соответствует действующему федеральному закону об образовании, в соответствии со статьей 42, дети, которые попадают в группу риска, должны получать помощь в ПМСС-центре, – отчитала региональных коллег Лариса Фальковская.


Кстати, для решения кадровой проблемы на местах федеральное ведомство разослало в регионы разнарядку, в которой сказано сколько детей должно приходиться на одного психолога. Цифры получили немаленькие – 200 дошколят, 300 школьников и 500 учащихся колледжей. Финансовое бремя исполнения приказа ляжет на муниципалитеты. Москвичи ждут когда регионы предоставят информацию о необходимых затратах для перехода на такую схему, когда данные будут собраны станет ясно с какого года заработают нововведения, с 2019 или с 2020.


Федеральная чиновница поделилась некоторыми любопытными нововведениями, видимо, должными повысить безопасность. Так, курс ОБЖ усилят преподаванием навыков самосохранения. Новая концепция предмета разработана совместно с МЧС и предполагает, например, часы, выделенные на защиту от ядерного взрыва, перераспределить на обучение детей жизненно необходимым навыкам, в том числе цифровой «гигиене».

Ловко обходя тему, чиновники не забыли похвастать масштабами вовлечения подростков в общественную деятельность. Кружки и секции, Российское движение школьников, волонтерство и прочее, и прочее, что выливается в красивые отчетные цифры – Башкирия и здесь впереди среднероссийских показателей: вовлечено 78% школьников против 70% в целом по России.

В таком духе проходила вся дискуссия, на которой собственно дискуссии не было. В предельно типичных отчетах подробно рассказали, что нужно сделать. Правда, все эти методики, указания, программы, «дорожные карты» и рекомендации скорее ближе реалиям прошлого века и никак не учитывают вызовов современной реальности, в том числе и виртуальной.

До нового учебного года осталось две недели. В сентябре в детсады и школы Башкирии пойдут более 850 тыс. детей, из которых свыше 50 тыс. – первоклассники. Готовы ли школы обеспечить их безопасность? Прошедшая дискуссия позволяет сделать выводы, что в основном рекомендации и методики направлены на работу с, условно говоря, благополучными детьми, а вот как ребенка, столкнувшегося с непосильными проблемами, уберечь от беды, ни чиновники, ни работники образования пока не разъясняют.

Оставьте отзыв

Please enter your comment!
Пожалуйста, введите здесь свое имя