Заместитель начальника Западно-Уральского межрегионального Управления государственного автодорожного надзора Александр Косолапов в интервью RBtoday рассказал о проблемах на рынке пассажирских перевозок, способах ухода компаний от ответственности, «экскурсионных» автобусах и запрете перевозчикам осуществлять свою деятельность. В ближайшем будущем, по его мнению, ситуация сдвинется с мертвой точки, и «все сложится так, как нужно».

– Александр Олегович, с какими проблемами столкнулось ваше ведомство при осуществлении контроля над пассажирскими перевозками?

– Основной проблемой является реализация 220 ФЗ на территории нашей республики. Закон разграничил полномочия между органами исполнительной власти и местного самоуправления. 90% всех полномочий наделены муниципалитеты. Они имеют право создавать, изменять, отменять маршруты, выдавать маршрутные карты, контролировать соблюдение графика движения. Наше управление привлекает к ответственности перевозчиков за отсутствие карт маршрутов. При этом мы не имеем права останавливать транспортные средства, поэтому проводим совместные рейды с сотрудниками ГИБДД. Целесообразно было бы наделить УГАДН такими полномочиями. Также мы неоднократно выходили с предложениями по внесению в Кодекс административных правонарушений такой меры, как задержание транспортного средства, если речь идет об отсутствии карт маршрутов. Сейчас мы можем только арестовать автобус.

Чем арест отличается от задержания?

– Арест – это опись и передача на ответственное хранение. Задержание – перемещение транспортного средства на спецстоянку.

– Закон есть, полномочия распределены. Почему с 2016 года, когда 220 ФЗ вступил в силу, кардинальных перемен на рынке перевозок в Уфе не произошло?

– Задача на первый взгляд простая – навести порядок. На самом деле это очень серьезная работа – нельзя за пять минут все сделать. До конца августа 2016 года перевозчикам, у которых имелись паспорта маршрутов, нужно было подать документы в муниципалитеты для включения в соответствующий реестр. Администрация, рассмотрев поступившие документы, должна была принять решение о выдаче карты маршрутов, а в отношении остальных маршрутов, где перевозчики не имели разрешительной документации, провести тендеры, конкурсные отборы. По факту в Уфе сегодня работают перевозчики с картами маршрутов, выданными по результатам конкурса еще в 2013 году. При этом они не всегда способны полностью покрыть потребности в общественном транспорте. Там, где появляется спрос, возникают перевозчики без карт маршрутов. Объем таких перевозок в городе сопоставим с деятельностью официальных операторов. Мы привлекаем перевозчиков без разрешительной документации к ответственности, но картина в целом не меняется. Возможным путем решения является увеличение количества маршрутных карт, диалог власти и бизнеса. Сегодня в Уфе выдано порядка 2,3 тыс. карт маршрутов, необходимо около 4 тыс.

В мэрии заявляют, что потребности населения покрыты за счет автобусов большой вместимости, но некоторые маршруты требуют более частого интервала движения.

– Ранее вы говорили, что бывает очень непросто взыскать штрафы с перевозчиков, они активно оспаривают иски.

– У каждого, кто привлечен к административной ответственности, есть право обжаловать постановление. В виду определенных коллизий процессуального законодательства бывает, что привлеченные к ответственности реализуют это право, чтобы затянуть вступление постановления в законную силу.

– Сколько уходит времени от наложения штрафа до его фактической оплаты?

– Допустим, привлекается к ответственности водитель маршрутного автобуса. Наш сотрудник на линии составляет протокол, выносит постановление об административном правонарушении. Мы направляем постановление водителю. С того момента, как он его получит, ему дается 10 суток на обжалование. Нарушитель подает жалобу в вышестоящий орган – Ространснадзор. В Москве ее рассматривают, подтверждают законность вынесенного нами постановления. Определение направляется по адресу регистрации обратившегося. Далее, как правило, водитель подает жалобу в московский суд. Суд либо перенаправляет ее по месту совершения административного правонарушения, либо возвращает заявителю. Казалось бы, к тому моменту срок обжалования истек, материал можно направлять на принудительное исполнение приставам. Но судебная практика предусматривает право на ошибку: если человек неправильно определил подсудность, это время не включается в срок обжалования. Далее дело рассматривают райсуды республики. Это я описал практически идеальный случай. Учитывая объем судебных дел, обычно все затягивается, дела передаются на новые рассмотрения. Есть практики, когда с нами судятся по несколько лет.

О какой сумме штрафа идет речь?

– 5 тыс. руб. для водителя.

Все это время он продолжает работать?

– Конечно, но наши сотрудники его снова ловят и наказывают. И так несколько раз. За то время, пока идут обжалования, сумма штрафов еще пять раз окупится.

За повторное правонарушение не предусмотрен штраф большего размера?

– Нет. По отношению к юрлицам предусмотрен серьезный штраф – 300 тыс. руб. Но сложилась практика, когда компания, на которую наложены несколько штрафов, просто объявляет себя банкротом, и создается новая. Открыть новое предприятие – дело одного-двух дней, а на получение лицензии перевозчика уходит не более месяца.

Штрафы по сравнению с тем объемом средств, которые крутятся в бизнесе, очень незначительны. Более действенным способом решения является запрет на осуществление деятельности перевозчика. Полномочиями по подаче таких исков обладают органы прокуратуры и органы местного самоуправления. В Башкирии и в целом по России суды, как правило, встают на сторону государственных органов и запрещают компаниям перевозить пассажиров. У нас такая практика сформировалась в Белебеевском, Благовещенском, Давлекановском районах. Все это делается органами прокуратуры на основании представленных нами  материалов. Муниципалитетами до настоящего времени соответствующие полномочия не реализованы.

На основании чего вы составляли такие материалы? Несколько раз ловили водителей без карт маршрутов?

– Да. Это те материалы, которые собираются на рейдах. Мы их обобщаем, направляем в прокуратуру по территориальности. Сотрудники надзорного ведомства подготавливают исковое заявление, проверяют материалы на предмет полноты необходимых сведений и подают иск в суд. Неисполнение такого судебного решения – уже уголовная ответственность, не административная. Кроме того, происходит все намного быстрее – всего две инстанции. Дело рассматривает райсуд. Верховный суд республики подтверждает законность решения. По данному направлению минимален процент отказных материалов.

Как насчет Уфы? Здесь есть известные всем нелегальные перевозчики.

– Вот словосочетание «нелегальный перевозчик» здесь применять некорректно. Нелегальный перевозчик не имеет лицензии, а для упорядочивания деятельности перевозчиков необходимы карты маршрутов.

– Хорошо. В Уфе есть именно нелегальные перевозчики, без лицензии?

– Да, попадаются, но их не так много. В этом году на территории республики мы составили девять материалов по работе без лицензии.

Какие компании?

– Все они физлица. Компаний среди них нет. В прошлом году было несколько индивидуальных предпринимателей. Если за отсутствие карт маршрутов штрафуем мы, за отсутствие лицензии наказывает райсуд. В первый раз штраф составляет 50 тыс. руб. Если человек попадается второй раз в течение года, автобус конфискуется.

– Я помню, в июле 2016 года, когда 220 ФЗ вступил в силу, УГАДН вместе с ГИБДД устраивали рейды. Тогда водители не выходили на маршруты, скрывались.

– Тогда не столько было связано с нашей деятельностью. Водители не понимали, что будет завтра. Но, как показала практика, они нашли лазейку через право на обжалование. Плохо, что штрафы не взыскиваются сразу. Максимум через полтора года придет квитанция на 5 тыс. руб. Руководители это поняли и сказали своим водителям: «Работайте спокойно, ничего вам за это не будет». Сами в это время подают жалобы. Время идет, наказания не следует, ничего не мотивирует их становиться в правовое русло.

– То есть вы боретесь со следствием, а не с причиной.  

– Это так. С 2013 года в Уфе сколько домов было построено, комплексов? Город растет, а маршруты меняются очень незначительно. Неправильно говорить: уберите того или иного перевозчика. Сначала нужно провести подготовительные мероприятия, найти субъектов, которые смогут законно работать на тех же маршрутах. Нужно создать условия, чтобы бизнес развивался и находился при этом в правовом поле. Тогда появится нормальная, продуманная маршрутная сеть, не будет столпотворений автобусов на остановках благодаря правильным интервалам движения.

В «час пик», автобусы на уфимских остановках выстраиваются в два ряда, пассажиров высаживают прямо посреди дороги.

Что мешает мэрии провести конкурс по распределению маршрутов?

– Этот вопрос необходимо задать администрации.

– Если мэрия выдаст карты маршрутов существующим игрокам, для пассажиров что-нибудь изменится?

– Как может не измениться? Конкурс проводится по определенным критериям, учитываются характеристики транспорта, опыт работы. Там много требований. Необходимо определить, что нужно населению. В случае правильно организованной маршрутной сети у гражданина будет понимание, что, если, к примеру, он в 9 утра выйдет на остановку, в 9:05 подъедет нужный автобус. А сейчас непонятно, когда придет автобус, остановится ли вообще на его остановке. Я уже молчу про остановочные пункты. От каждого перевозчика там должны висеть графики движения.

Ваше управление работает не только в Башкирии, но и в соседних регионах. Какая там ситуация?

– В подконтрольных нам регионах – Оренбургской и Пермской областях – нет такого количества перевозчиков, не имеющих карты маршрутов. Но нельзя сказать, что Башкирия исключительна в этом плане. В каждом регионе сложились свои практики. К примеру, Челябинск стал первым городом, где появились экскурсионные автобусы – маршрутки с табличкой «Экскурсионный». В прошлом году они получили распространение и в Уфе. В транспортном законодательстве нет понятия экскурсионные перевозки. Существуют регулярные и заказные. Экскурсионные относятся к заказным – для них лицензий не требуется. Но какие могут быть экскурсии по городским маршрутам? Это введение потребителя в заблуждение. Мы такие материалы направляем в Роспотребнадзор.

Водители экскурсионных автобусов заведомо не имеют лицензии?

– Ну почему, они с лицензиями. Эта уловка применяется для того, чтобы создать как можно больше препятствий нашим процессуальным действиям, нюансов, за которые можно было бы зацепиться во время судебного разбирательства, и затянуть процесс обжалования. Перевозчики без маршрутных карт используют любые возможные способы ухода от ответственности, лишь бы сохранить прибыльный бизнес.

Год назад в Уфе появились «экскурсионные» автобусы. Таким образом водители не имеющие карт маршрутов пытаются обмануть закон.

Мы говорили в основном про городские перевозки. В межмуниципальных такая же ситуация?

– Там ситуация с картами маршрутов обстоит несколько лучше, тем более конкурс проводили. Зато другая проблема – появляются псевдозаказные перевозки. Помните, мы говорили, что есть регулярные и заказные перевозки? Для заказных должен быть договор, заключенный между лицом, которое выдало путевой лист, и юрлицом, которое просит перевезти пассажиров, согласно списку. К примеру, стоит автобус. Подходит к нему пассажир и говорит: «Я хочу поехать туда-то». Водитель просит его назвать фамилию и записывает в список. И все. Лицензии не надо, карты маршрутов не надо. Это уход от ответственности.

Еще интересное явление – «Яндекс.Автобусы». Вроде бы идея сугубо положительная. Электронный вокзал внутри телефона – просто шикарная мысль, тем более, есть возможность оплатить билет онлайн. Но там работают перевозчики без карт маршрутов.

– Администрации Уфы выдавались предписания за невыполнение 220 ФЗ?

– С момента вступления закона в силу мы еще не проверяли мэрию. Периодичность проверок установлена раз в два года. Мы как раз сейчас готовим план проверок на следующий год. Я уверен, что у нас, наконец, что-то сдвинется с мертвой точки в ближайшем будущем. Не все делается в один день, хоть многие и надеялись, что со вступлением закона в силу сразу будет порядок.

Когда стоит ждать улучшений?

– Я не хочу загадывать. Придет свой черед. Я думаю, в ближайшем будущем все сложится так, как нужно.

Оставьте отзыв

Please enter your comment!
Пожалуйста, введите здесь свое имя