11 октября Башкирия отмечает День республики. В 1990 году в этот день приняли декларацию о государственном суверенитете Республики Башкортостан.

Этот документ провозгласил основные принципы общественно-политического и государственного устройства республики. В частности, декларация объявила землю, недра, природные богатства и ресурсы, экономический и научно-технический потенциал собственностью многонационального народа республики, определила договорный характер отношений субъекта с федеральным центром, провозгласила принципы строительства правового государства, а также установила, что Башкирия содействует удовлетворению национально-культурных потребностей лиц башкирской национальности, проживающих за пределами региона. Праздником этот день стал спустя два года – в феврале 1992 года.

После провозглашения суверенитета Башкирская Автономная Советская Социалистическая Республика преобразована в Башкирскую ССР – Башкортостан. Впоследствии на основе декларации 24 декабря 1993 года была принята Конституция Республики Башкортостан.

Как сегодня воспринимается это событие его свидетелями, участниками и молодежью – в материале RBtoday.

Михаил Бугера, депутат Госдумы РФ (в 1990 году депутат Верховного совета БАССР):

– Я был членом редакционной комиссии, которая готовила к заседанию Верховного Совета БАССР проект декларации. И на самом заседании мне посчастливилось удачно находить идеи. Где-то штук пять поправок, которые я предлагал у микрофона, вошли в окончательный текст декларации о суверенитете. Работа над документом началась на пленарном заседании еще 10 октября. В течение одного дня мы не успели рассмотреть весь текст, потому что голосовали чуть ли не за каждую строчку в отдельности, редакция выверялась очень тщательно. 11 октября состоялось окончательное голосование по всему тексту в целом. Депутатский корпус Верховного совета тогда состоял из 250 человек. Возглавлял заседание председатель Верховного совета Муртаза Рахимов. В президиуме находились его первый заместитель Юрий Демин, зампредседателя Разил Мусин. Тогда депутатский корпус был очень активным, никто в креслах не засиживался, очередь к стоявшим в проходах микрофонам не иссякала. Особенно запомнился депутат из Белорецкого района Григорий Корольков – он был единственным, кто проголосовал против декларации. Некоторые представители русской общественности полагали, что ее принятие каким-то образом приведет к ущемлениям на национальной почве.Настороженное отношение к декларации было и у татарской общественности, которая тогда ставила вопрос о том, чтобы татарский язык в Башкирии стал государственным. Башкирская общественность видела здесь возможность выразить свои национальные интересы. Вместе с тем представители всех национальностей понимали, что документ давал серьезный политический рычаг для улучшения социально-экономической ситуации в республике. В первой половине 90-х годов это позволило очень существенно подтянуть наш регион по всем показателям развития социальной инфраструктуры. Затем обстановка в стране начала меняться. Пошел нажим с целью нивелировать многие достижения 1990–91 годов. Декларация сошла на нет к 2008 году. В 2007 году под празднование 450-летия присоединения Башкирии к России прекратила свое действие отдельная социально-экономическая программа развития республики, которая по согласованию с федеральным центром позволяла через федеральный бюджет вернуть в регион очень крупные финансовые ресурсы. С 2008 года влияние декларации остается во многом чисто декларативным. Какие-то политические институты еще остались, отдельные названия. А в целом сказать, что существуют какие-то преференции, особый режим в каких-то областях – этого уже нет.

Аслям Халиков, профессор БашГУ, доктор юридических наук, бывший следователь по особо важным делам (в 1990 году работал в прокуратуре Советского района Уфы):

– Декларация сыграла большую роль в облагораживании республики, концентрации материальных и денежных ресурсов. Все это положительно повлияло на экономическое, политическое, социальное, культурное развитие республики и Уфы.

Зульфира Акбашева, советник руководителя ФАС РФ (в 1990 году председатель госкомитета по ценам):

– 11 октября был яркий солнечный день, стояла золотая осень. Вокруг общественно-политического центра (сейчас это здание госсобрания), где проходило обсуждение декларации, было очень многолюдно. Люди ждали принятия суверенитета. У всех было приподнятое настроение. Конец 80-х был сложным временем. Начиная с 1987 года не было продуктов, власть перестала обращать внимание на рабочих. Люди были подавленными, ничего хорошего не ждали. На этом фоне принятие суверенитета воспринималось как чудо. У жителей республики появился стержень, понимание того, что мы – единая нация. Верили, что мы станем суверенными, сами себя будем кормить, и все будет хорошо. Проснулись надежда и национальная сила республики. Я думаю, что в последующие очень сложные годы именно это и помогло выжить.

Рамиль Бигнов, предприниматель, владелец «Белстали» (в 1990 году народный депутат РСФСР):

– После принятия декларации о государственном суверенитете РСФСР 12 июня 1990 года у крупных субъектов, к которым относились Башкортостан и Татарстан, появилось желание принять свои декларации. Думали, как только объявят суверенитет, жить станет легче. Татарстан отреагировал быстрее. Они приняли свою декларацию еще 30 августа. А в Башкирии обсуждение затянулось на полтора месяца – не все политические силы были с этим согласны.Действительно, в первые годы после ее принятия большая часть налогов оставалась в республике. Но, к сожалению, декларация действовала недолго. В 2002 году мы потеряли основной актив республики – башкирскую нефтянку и энергетику. Прикрываясь декларацией о государственном суверенитете, первому президенту республики Муртазе Рахимову буквально двумя указами в обход парламента удалось приватизировать энергетику и нефтянку в пользу своего сына Урала Рахимова. Если в первые годы после принятия суверенитета налоги большей частью оставались в республике, в 2002 году этим актом о приватизации все было полностью перечеркнуто. Население и республика оказались в качестве проигравших. Татарстану, в отличие от Башкортостана, удалось основные стратегические активы оставить в республике. Поэтому соседний регион сегодня, к сожалению, имеет гораздо больше возможностей для развития.

Александр Баутский, депутат горсовета Уфы, гендиректор ООО «БашАнтэк» (в 1990 году работал в строительно-монтажном управлении сварочной техники треста «Новосибирсктрубопроводстрой» на полуострове Ямал):

– В свое время декларация была необходима. Благодаря ей республика интенсивно развивалась. Я сужу по стройкам, в которых участвовал. Это было в конце 90-х – начале двухтысячных. Городской бюджет был достаточно сбалансированным. Он позволял городу развиваться, был не только социально ориентированным на какие-то самые минимальные социальные программы. Раньше порядка 60 – 65% сформировавшегося бюджета Уфы оставалось в городе и только 25 – 30% уходило в республику. Когда-то считалось, что сильный регион – сильные мы. Но все, к сожалению, потихоньку сходило на нет. Сегодня городу остается, наверное, 30% бюджета и 70% уходит в республику. В свою очередь 80% республиканского бюджета уходит на федеральный уровень, а потом в виде дотаций или инвестиционных программ деньги возвращаются обратно в регион. Я в этом не вижу ничего плохого. Мы всегда жили лучше Москвы. Да, конечно, в Москве сегодня собраны, может быть, 99% всех федеральных денег. Но тем не менее люди там другие, ситуация немного другая на дорогах, чистоты меньше, чем в Уфе, поэтому я считаю, что мы живем лучше. Мы не стоим на месте. В Уфе прошли саммиты ШОС и БРИКС, ежегодно проводятся форумы и другие мероприятия. Республика у нас передовая.

Арслан, студент 1 курса Института права БашГУ:

– День республики? Извините, я не знаю, что это за праздник. Что-то слышал, вроде раньше он как-то по-другому назывался.

Азат Бадранов, общественный деятель, эксперт ФАДН:

– Хорошо, что у республики есть свой день. Он менял название, формат, но надеюсь, не изменит своего содержания. Это день, когда все население Башкирии, в том числе уроженцы республики, живущие вдали от нее, осмысливают или вспоминают родной край, надеясь на его процветание. В годы  празднования 100-летия Башкортостана можно было бы приурочить его к другим событиям нашей истории и отмечать не в октябре, а в ноябре – декабре или в марте. Но важно то, что этот праздник есть, есть такой день, в который к республике обращены лучшие и положительные эмоции ее населения.

 Владимир Савичев, политолог:

– День республики – еще относительно новый для нас праздник. Он прошел несколько этапов развития. Это день, напоминающий об истории, традициях, особенностях нашего региона. Быть может, он не столь популярен, как Новый год или 9 Мая, но он доказал право на существование.  Возвращаясь к событиям 28-летней давности, стоит отметить, что региональная политическая элита изначально стремилась  именно к экономическому суверенитету. Никогда у нее не возникало идеи об отделении от страны. Это было невозможно тогда и сейчас, учитывая тесные связи, которыми переплетены народы республики. Декларация о суверенитете помогла достичь столь необходимый в девяностые политический компромисс.

Материал подготовили Андрей Королев, Влада Шипилова, Роман Якимчук

Оставьте отзыв

Please enter your comment!
Пожалуйста, введите здесь свое имя