На рынке ритуальных услуг Салавата разгорелся двойной конфликт. Местные ИП ополчились на нового игрока – уфимское ООО «Башкирский щебень» из-за арендованного трупохранилища, а на муниципальные предприятия – из-за ограниченного доступа к кладбищам. Впрочем, законодатели планируют и вовсе вывести ипэшки на периферию бизнеса.

ПЕРВОЕ ТРУПОХРАНИЛИЩЕ В БАШКИРИИ

Первая линия конфликта развивается вокруг нового участника рынка ритуальных услуг Салавата – ООО «Башкирский щебень» из Уфы. В марте 2017 года общество на торгах получило в аренду без права выкупа здание бывшего морга по ул. Чапаева, 12а площадью 174 кв.м. Оно числится на балансе городской больницы Салавата. Как пояснили RBtoday в медучреждении, здание 1956 года постройки не эксплуатировалось более 10 лет, его содержание обходилось очень дорого, и поэтому было решено передать его в частные руки.

По словам гендиректора «Башкирского щебня» Рината Саитягафарова, арендные платежи составляют около 9 тыс. руб. в месяц. На ремонт здания, в котором не было воды, света и отопления, ушло около года и 4 млн руб. Инвестор намерен организовать здесь работу частного «прощального дома», для чего оборудовал трупохранилище на 9 мест и прощальный зал для родственников умерших. Также компания планирует предоставлять услуги по подготовке тел к погребению без проведения судебно-медицинской экспертизы.

В качестве партнера «Башкирский щебень» «по устной договоренности» привлек ООО «Рай» местного предпринимателя Андрея Газиева. В задачу общества входит доставка тел на специализированном катафалке к месту погребения. «Рай» был постоянным партнером городской больницы: транспортировал тела из больницы в действующий морг, расположенный на расстоянии 1 км. Когда на рынок зашел «Башкирский щебень», с больницей была достигнута договоренность, что все тела, вскрытие которых не требуется, будут направляться в новое трупохранилище на ул. Чапаева.

«Башкирский щебень» планировал начать работать с «Раем» в феврале – сразу после окончания ремонта. Но, как уверяет собеседник, участники рынка «стали чинить препятствия», в результате чего больница отказалась подписывать договор с компанией «Рай». А без этого «Башкирский щебень» тела покойников не получает.

– «Рай» в течение трех лет работал с больницей по договору на доставку тел людей, умерших в больнице, из морга на катафалке к месту погребения, – поясняет господин Саитягафаров. – Теперь с ним отказываются подписывать договор из-за того, что местные предприниматели постоянно пишут жалобы в УФАС, прокуратуру и Росздравнадзор. В больнице нам говорят: «Подождите, пока все утрясется». Мы простаиваем и несем убытки.

ЗА МЕСТО В МОРГЕ

С жалобами в надзорные ведомства обратились четыре индивидуальных предпринимателя Салавата: ИП Ян Морозов, ИП Наталья Кладова, ИП Александр Тимофеев и ИП Алмаз Агельбаев. Все четверо работают на этом рынке от 5 до 20 лет.


На рынке ритуальных услуг Салавата работают девять организаций, включая одну муниципальную – МУСП «Ритуал». 90% рынка занимают, по данным самих игроков, ИП Тимофеев, ИП Морозов и ИП Кладов, доля каждого – около 30%.Они занимаются организацией похорон и захоронением на двух действующих городских кладбищах.

ООО «Рай» работает на рынке около пяти лет: помимо доставки тел на специализированном катафалке, компания арендует прощальный зал в действующем морге городской больницы, а также несколько помещений на третьем, закрытом для захоронений, кладбище, где компания продает ритуальные товары.


Год назад в Екатеринбурге конфликт ритуаульщиков привёл к физической блокировке прощального дома. Тогда сотрудникам фирм пришлось вывозить тела в багажниках личных автомобилей. Фото и подробности на 66.ru

Участников рынка возмутил тот факт, что, по их словам, никто не смог принять участие в торгах на аренду морга, победителем которых стал «Башкирский щебень». Официально тендер был открытым, но, как утверждает Владимир Кладов (ИП Кладова оформлено на его супругу. – Прим.ред.), «все прошло «шито-крыто», о торгах не знал ни один из участников рынка». В конце 2017 года четыре индивидуальных предпринимателя направили жалобы в региональное УФАС, потребовав проверить торги на соблюдение ФЗ «О защите конкуренции». Антимонопольная служба в удовлетворении жалобы отказала: нарушений ведомство не обнаружило.

Владимир Родькин

Препятствия в виде жалоб частников в УФАС мешают реализации прибыльного проекта, считает вице-президент Союза похоронных организаций и крематориев России Владимир Родькин. По его словам, пока прощальные дома – «совершенно нераспространенная практика», но уже через несколько лет это должно стать законодательной нормой. И более того, будет социально востребовано.

– Согласно новому законопроекту, который сейчас разрабатывается, тело покойника после вскрытия должно храниться не в морге, а именно в трупохранилище, – говорит господин Родькин. – В идеале трупохранилище должно войти в состав большого «похоронного дома»,  где будут оказываться услуги по подготовке тела к погребению, проходить прощание с умершим в специальных залах. Дополнительно здесь должны быть ритуальные магазины и кафе для проведения поминальных обедов. Таких «прощальных домов», по сути, должно быть очень много, но поскольку такие проекты очень дорогостоящие, они в России единичны. При этом сами по себе они высокорентабельны. И в частности в Салавате, если брать в расчет, что на тысячу человек приходится 14 умерших в год, проект может окупиться очень быстро.

ЗАХОД НА КЛАДБИЩЕ

Еще один конфликт, развивающийся параллельно, связан с допуском на кладбища. Предмет спора – копка могил и оформление захоронений. Индивидуальные предприниматели Ян Морозов, Наталья Кладова, Александр Тимофеев, Алмаз Агельбаев и Рафаил Юмагулов обратились в надзорные органы с претензиями к условиям предоставления участков под захоронение. Проблемы, по их словам, начались с прошлого года.

Один из заявителей, господин Юмагулов, до начала 2017 года был директором МУСП «Ритуал», его уволили «по инициативе работодателя» (был выявлен конфликт интересов, который впоследствии, по его словам, доказан не был). Не желая уходить с рынка, он зарегистрировал свое ИП и попытался вернуться к прежней работе, получив по результатам торгов муниципальный контракт на содержание городских кладбищ. Контракт был оспорен в УФАС и расторгнут.

«Технику свою завозить не дают и впрок копать не разрешают. При этом МУСП впрок копать можно. В итоге мы приходим и покупаем у них – по 4 – 6 тыс. руб. за могилу.»

МУСП «Ритуал» работал в Салавате с 1993 года. Предприятие вело учет и инвентаризацию земель под могилы. А также через торги получало муниципальные контракты на содержание, благоустройство кладбищ и оказывало ритуальные услуги. Коммерческие услуги, в том числе ритуальные, по словам господина Юмагулова, были прописаны в уставе организации как основной вид деятельности. При этом ипэшникам, как утверждает бывший директор МУСП, «не создавалось надуманных ограничений по выделению участков для захоронений и разрешалось копать могилы собственными силами».

– О том, что такой порядок не соответствует закону (заключение контракта с муниципальной организацией. – Прим.ред.), я знал, – признается Рафаил Юмагулов. – Но тогда это было в сложившемся, установленном порядке, так было заведено с советских времен, и по России тысячи таких же примеров. Конкретных жалоб в прокуратуру, УФАС на это не было, и поэтому мы продолжали работать, как работали. Инициатором изменений установленного порядка могли выступить только администрация или прокуратура города. Помимо этого, МУСП было коммерческим предприятием по уставу, в мои задачи входило получение прибыли, в мои задачи не входило изменение порядка организации ритуальных услуг и содержания мест захоронения в городском округе.

После увольнения господина Юмагулова на ритуальном рынке Салавата началась игра по новым правилам.

РАЗДЕЛЯЙ И ХОРОНИ

Новым директором МУСП стала Надежда Комкова. Спустя полгода, в июле, она пересела в кресло руководителя вновь созданного муниципального бюджетного учреждения с одноименным названием «Ритуал». МБУ передали функции учета и инвентаризации участков на кладбище. За МУСП «Ритуал» закрепили организацию копки могил и оказание ритуальных услуг. Госпожа Комкова уверена, что работа двух структур – результат «наведения порядка» на рынке ритуальных услуг. Несогласные с таким порядком вещей частники настаивают, что МБУ и МУСП ограничивают конкуренцию и препятствуют работе частных ритуальщиков. Так, господин Юмагулов уверен, что теперь МУСП получило на рынке «конкурентные преимущества», а к ИП выдвигают «необоснованные требования, не предусмотренные законодательством».

– МУСП имеет на кладбище здание и гараж, в котором стоят два трактора, – возмущается господин Юмагулов. – А частным предпринимателям завозить свою технику, как раньше, на территорию кладбища запрещают. Очевидно, что у администрации города есть желание заработать на ритуальных услугах, и они это делают через МУСП, поскольку это коммерческий субъект.

По словам Владимира Кладова, у ритуальщиков «обязательно требуют документы», если они не покупают могилы у МУСП. Если же они согласны их купить, то, по его словам, ни свидетельства о смерти, ни справки в день похорон не требуются: можно принести их в любое другое время.

 

–  Когда мы приезжаем на кладбище, чтобы срочно похоронить человека, например, по мусульманской традиции, в день смерти, нам формально не отказывают в копке могилы, – поясняет ситуацию господин Кладов. – Говорят: хотите – копайте вручную. Технику свою завозить не дают и впрок копать не разрешают. При этом МУСП впрок копать можно. В итоге мы приходим и покупаем у них – по 4 – 6 тыс. руб. за могилу. Фактически нас принуждают к покупке услуг МУСП. А эта организация – участник рынка, так как оказывает коммерческие ритуальные услуги.

По факту одновременной работы в Салавате МБУ «Ритуал» и МУСП «Ритуал» «ипэшники» также обращались в УФАС и прокуратуру. Как следует из жалоб, предприниматели сочли, что администрация города подошла к вопросу разделения функций «формально» и фактически не прекратила нарушения действующего законодательства.

– МБУ и МУСП находятся в одном здании, фактически работу по учету и инвентаризации выполняют сотрудники МУСП, хотя делать они этого не имеют права, – поясняет Владимир Кладов. – МБУ же фактически продолжает работу, которую вело МУСП: оказывает ритуальные услуги на коммерческой основе, работы по уборке и вывозу мусора с кладбищ и услуги по охране кладбищ.

ЛЕГАЛЬНОЕ РУСЛО ПРОТИВ СТАРОЙ ТРАДИЦИИ

Господин Юмагулов подчеркивает, что Надежда Комкова пытается «подмять рынок под себя», при этом он возмущен тем, что работу отдельных предпринимателей, в частности ООО «Рай», в МУСП оценивают положительно.

– ООО «Рай» арендует помещения на одном из кладбищ (всего в Салавате их три, одно закрыто для захоронений. – Прим.ред.). Были случаи, когда к клиентам, которые звонили в МУСП «Ритуал», приезжали агенты от «Рая». А мы даже получить могилы нормально не можем. И при этом ни одна из наших жалоб: ни по деятельности МБУ и МУСП, ни по моргу – пока не была удовлетворена, – вторит ему господин Кладов.

Надежда Комкова, в свою очередь, категорически не согласна с претензиями недовольных предпринимателей. По ее словам, она, напротив, возвращает ритуальный рынок в легальное русло, а предприниматели недовольны этим просто потому, что «привыкли работать по старой традиции». Главным катализатором конфликта же, по ее мнению, является бывший директор МУСП господин Юмагулов.

– Когда я вступила в новую должность (МУСП «Ритуал».– Прим.ред.), обнаружила, что организация похорон проводилась с многочисленными нарушениями законодательства, –говорит госпожа Комкова. – Постепенно мы начали работать так, как положено по закону. Городской совет утвердил новое положение об организации похоронного дела, мы привели в порядок прейскурант цен, снизили стоимость на копку могил. Сейчас в копке могил предпринимателям могут отказать, только если они не предоставили свидетельство о смерти или медицинскую справку о смерти. Копать могилы им никто не запрещает, но делать это действительно можно только вручную, так как их тракторы не могут заезжать на территорию кладбищ по нормам СанПина. Сами мы впрок могилы не копаем и денег за это не берем, а при прежнем руководстве, кстати, это было обычной практикой.

Конфликт участников рынка с новыми игроками и в частности с ООО «Рай» госпожа Комкова воспринимает как обычную конкуренцию на рынке. При этом качество работы, например «Рая», на рынке она оценивает более высоко.

– ООО «Рай» арендовало помещение на кладбище, но он (Андрей Газеев. – Прим.ред.) хотя бы его в порядке содержит, а у многих, которые работают здесь, даже трудовые договоры с рабочими не оформлены, – отмечает она.

ИП ОСТАВЯТ ИЗГОТОВКУ ГРОБОВ

Вениамин Серебренников.

По оценке эксперта в похоронном деле Вениамина Серебренникова, на рынке в Салавата «порядка не было никогда». А возникший конфликт подтверждает, что «ситуация начала меняться, а кто-то этим недоволен».

– Изготовлять могилы с помощью техники может только МУСП, так как у них специалисты обучены, и специализированная техника находится на территории кладбища, – говорит господин Серебренников. – Если муниципальные организации дают документ, подтверждающий оплату, то все законно. Ситуация, когда частники заходят на кладбище и сами изготавливают могилы, возможна в сельском поселении, но не в городе. Если пускать всех частных копальщиков на кладбище, кто обеспечит порядок и сохранность захоронений?

По мнению Владимира Родькина, ситуация, которая сегодня сложилась в Салавате, уже через несколько лет станет невозможной.

–Готовящийся законопроект вообще запрещает ИП оказывать ритуальные услуги, – утверждает собеседник. – Индивидуальным предпринимателям оставят только право, например, на изготовление гробов. А оказанием большинства ритуальных услуг должны будут заниматься муниципальные специализированные организации. По замыслу законодателей, это поможет навести порядок на рынке ритуальных услуг.  Планируется, что это снизит конкуренцию, хотя я лично в этом сомневаюсь: увеличение количества компаний на рынке никогда не приводило к уменьшению цен на услуги.

2 КОММЕНТАРИИ

  1. Хочется добавить дополнительную информацию к выше написанному в статье о ситуации с «Башкирским щебнем». Я понимаю, что корреспонденту го..ом Саитягафаровым была донесена однополярная информация, что данное ООО стало заложником внутренних конфликтов в ритуальной среде г. Салават.В дополнении, хочется рассказать о ситуации вокруг трупохранилища. Я непосредственно занимался юридическим сопровождением ООО « Башкирский щебень» в подготовке к торгам, после проведения торгов был привлечен го..ом Саитягафаровым к проведению капитального ремонта в качестве куратора и непосредственного исполнителя некоторых работ. Я являюсь инвалидом II гр. Вся работа возложенная на меня была выполнена полностью и период работы в данном ООО составил 16 месяцев.Трудоустроен я не был, т.к. изначально все было на доверительных отношениях. Капитальный ремонт здания морга был начат в конце мая 2017 года и закончен в январе 2018 года. После вопроса к го..ну Саитягафарову о выплате заработной платы за проведенную работу в данном ООО я получил отказ.Хорошо бы корреспонденту глубже ознакомиться со сложившейся ситуацией в ООО » Башкирский щебень» относительно данной персоны.

  2. Ха! Уфимские кричат,что в Салавате порядке в похоронке нет,а сами что творят,людей кидают. Тогда валите к себе обратно,не мешайте местным работать!

Оставьте отзыв

Please enter your comment!
Пожалуйста, введите здесь свое имя