Прошло чуть больше месяца с момента трагедии в школе Стерлитамака, где 17-летний подросток напал с ножом на одноклассников и учителя. Региональные власти, устроив «разбор полетов», потребовали усилить меры безопасности в школах республики. О проделанной работе отчитались, но эксперты уверены, что существующая система безопасности уязвима, а многочисленные запреты вряд ли способны кардинально решить проблему.

ЭХО «КОЛУМБАЙНА»

18 апреля ученик коррекционного класса средней общеобразовательной школы Стерлитамака А. зашел в кабинет информатики, порезал ножом руку одноклассницы, ранил учительницу, разлил и поджег бензин, затем ранил себя. Одна из учениц, испугавшись, выпрыгнула со второго этажа. Сработала пожарная сигнализация, педагоги оперативно обезвредили нападавшего, ему оказали медицинскую помощь, а оставшихся школьников эвакуировали.

В те дни о подробностях «резни в Стерлитамаке» наперебой сообщали республиканские и федеральные СМИ. Утром, в день нападения, школьник опубликовал на своей странице «Вконтакте» видеоролик о нападении на американскую школу «Колумбайн». Добавим, что само нападение произошло за два дня до 19-летней годовщины трагедии в США.


20 апреля 1999 года в школе «Колумбайн», в штате Колорадо США, два старшеклассника, Эрик Харрис и Дилан Клиболд, вооруженные стрелковым оружием и самодельными взрывными устройствами напали на учеников и персонал учебного заведения. Нападавшие ранили 36 человек, 13 из которых погибли. После подростки застрелились.


Управление Следственного комитета РФ по Башкирии возбудило в отношении парня уголовное дело по статье «Покушение на убийство двух и более лиц общеопасным способом» (ч.3 ст.30 и ч.2 ст.105 УК РФ), а также по факту халатности (ст.293 УК РФ), допущенной должностными лицами органов профилактики преступлений несовершеннолетних.

Для юных стерлитамакцев и их родителей события 18 апреля стали настоящим шоком. По словам местных жителей, некоторые дети боялись ходить в школу.

Масла в огонь подлило растиражированное в тот же день всеми СМИ заявление сенатора Елены Мизулиной в Совете Федерации о том, что она предупреждала прокуратуру о вероятности подобного преступления. Ее, в свою очередь, предупредили общественники из Лиги безопасного интернета, занимающейся выявлением опасного контента. Они подготовили документ, в котором указывалось, что в годовщину событий в «Колумбайне» в России готовится серия атак на школы. Сенатор переправила отчет Лиги генпрокурору РФ еще 10 апреля.

НАШЛИ КРАЙНЕГО

После ЧП начался поиск причин случившегося. СМИ связали увлечение подростка «смертельной» тематикой с желанием отомстить одноклассникам и педагогам за насмешки и унижения, которым тот якобы подвергался из-за своих физических особенностей. Подтверждением тому может служить найденная во время обыска у парня тетрадьс именами обидчиков, датами нанесенных оскорблений и обидными словами.

Куда же смотрели семья и школа? Выяснилось, что о возможной агрессии мальчика в школе знали еще в прошлом году, но правоохранители не увидели состава преступления в его намерениях. На запрос RBtoday в минобразования РБ подтвердили, что администрация школы обращалась в Отделение участковых уполномоченных полиции и Подразделение по делам несовершеннолетних «с заявлением об экстремистских высказываниях, написанных в социальных сетях».

– Управлением МВД России по г. Стерлитамаку вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием состава преступления.Втечение 2017/18 учебного года с несовершеннолетним и его родителями работал школьный психолог, – следует из ответа министерства.

Мать школьника в интервью телеканалу Life подтвердила, что в школе еще осенью стало известно, что ее сын выкладывает в соцсетях негативную информацию. В семье отреагировали радикально – отключили интернет и забрали у него телефон. Парень замкнулся в себе, но от намерений отомстить обидчикам не отказался. По словам женщины, в школе ограничивались бесполезными беседами, а родители пытались отвлечь сына от негативных мыслей, записали его в спортивную секцию, тренажерный зал, но спорт так и не увлек мальчика. Мать подростка считает, что педагоги и школьный психолог бездействовали, они должны были проявить к ее ребенку больше внимания, учитывая, что тот учится в коррекционном классе.

Представительница родительского комитета школы на условиях анонимности рассказала RBtoday, что руководство школы принимало в отношении подростка предупредительные меры.

–  Поведение А. рассматривалось в прошлом году на совете по профилактике, после того как стали поступать сигналы о возможной агрессии. Я лично слышала, как он говорил, что ничего не собирается делать, – недоумевает собеседница.

Тем не менее ожидаемой реакцией на ЧП стало отстранение от работы директора учебного заведения Натальи Муратовой. Пока ее отправили в отпуск. Исполняющая обязанности руководителя Людмила Мельникова для комментариев была недоступна.

РУКИ ПРОЧЬ ОТ ДИРЕКТОРА

Стерлитамакская общественность не согласилась с тем, что ученика с экстремистскими наклонностями «проглядела» именно директор школы. По крайней мере, так считают 2742 человека, подписавшие петицию, созданную некоей Еленой Захаровой на сайте Change.org: «Не дадим сделать крайним директора школы в Стерлитамаке», адресованную Рустэму Хамитову, министру образования РБ Гульназ Шафиковой, председателю СК РФ Александру Бастрыкину и министру образования и науки РФ Ольге Васильевой. В обращении отмечаются профессионализм и оперативные действия директора и педагогов во время ЧП, а также опровергается информация о том, что подростка постоянно унижали (пунктуация и орфография сохранены.– Прим.ред.):

«…на следующий день после происшествия для руководителя школы начался настоящий ад. Во-первых, грязь, которая лилась в СМИ, где на основе каких-то слухов и рассказов выясняется, что А. был угнетенным, забитым мальчиком, которого все гнобили и унижали, а руководство якобы знало все это, но ничего не делало. Затем и следственные органы, которые начали предлагать признать вину либо грозили закрытием на 48 часов.»

Автор документа объясняет, как в школе работали с проблемным подростком, пытаясь предотвратить ЧП:

«Возбуждение уголовного дела по статье «халатность» в отношении директора считаем недопустимым, так как в данном случае она проявила верх профессионализма и делала все попытки для предотвращения случившегося. В ноябре 2017 года, когда пришло анонимное письмо в адрес школы о том, что один из учеников готовит «провокацию», она тут же созвала педагогический совет, выявили, кто является зачинщиком,и тут же сообщила в комиссию по делам несовершеннолетних. Однако оттуда пришел отказ. Были проинформированы родители, проведена беседа, и после этого впредь подобной ситуации не возникало. За сутки до инцидента опять поступило сообщение о возможности «провокаций» со стороны А., были немедленно вызваны родители, которые сказали, что он принимает лекарства, в нормальном состоянии, и беспокоиться не о чем. А уже утром следующего дня он совершил преступление».

В петиции отмечается и бездействие родителей мальчика:

««Любящая мама» после инцидента прибежала в школу, посмотрела на своего окровавленного сына, сказала: «Ты сам сделал этот выбор» и убежала домой. Этот факт засвидетельствовали преподаватели учебного заведения. А еще лучше вел себя «идеальный отец», который от «стыда» не хотел до последнего ехать с сыном в «Скорой помощи», и только после давления со стороны скорой помощи сел в карету. После этого, видимо «осознав, что с ними может быть», они начали давать интервью и говорить следствию о том, что их сына унижали, он был угнетен, и виноваты школа и директор. И это несмотря на то, что показывая квартиру, там обнаружились свастика, фашистская символика, стены в подъезде были исписаны суицидальными темами, и это все не настораживало родителей. Ни одного обращения в школу или спецучреждения о том, что имеются проблемы».

СТОЯТЬ, БОЯТЬСЯ?

Сразу в день трагедии глава Башкирии Рустэм Хамитов поручил в кратчайшие сроки усилить пропускной режим во всех школах республики, отремонтировать кабинет, где произошло нападение, и выяснить, почему подростку удалось пронести в школу опасные предметы.

– Как мальчик пронес нож? Есть же охрана, установлен металлоискатель. Этот случай еще раз подталкивает нас к тому, чтобы системы безопасности во всех школах республики были проверены. Эту работу мы сегодня, максимум, завтра проведем, –  заявил глава региона.

Минобразования республики поручило муниципальным отделам образования усилить пропускной режим в школах. В стерлитамакской школе детей пропускают через металлодетектор, затем через турникет, открывающийся магнитной картой. Несколько дней в учебных заведениях дежурили полицейские. Расследование уголовных дел продолжается, виновник происшествия находится в СИЗО.

Хочется верить, что инцидент послужит для всех уроком. Пострадавшие школьницы и учительница информатики, по сути, отделались «малой кровью» и идут на поправку. Зато в школах Башкирии, благодаря принятым мерам, наверняка стало еще безопаснее?

Однако это не совсем так, ведь безопасность школ республики усилили еще задолго до ЧП в Стерлитамаке. Большинство учебных заведений оснастили металлодетекторами. В феврале этого года на дооборудование школ металлодетекторами из бюджета региона выделили 11.84 млн руб. В стерлитамакской школе оборудование тоже было, результат его «работы» известен.

– У нас и до ЧП стояли турникет и охранник, дети проходили по карточкам, посторонних не пускали. Но ведь в голову человеку не заглянешь, к сожалению, от повторения подобных событий никто не застрахован. Не нужно все перекладывать на технику или учителей.Мы, родители, должны быть внимательнее к своим детям, участвовать в их жизни, знать их интересы и склонности, – уверена Лидия А., чья дочь учится в школе, где произошло ЧП.

Родители уже давно привыкли, что в школах их ребятишек встречает не привычный вахтер, а частный охранник в форме. С некоторых пор эти услуги вывели на аутсорсинг, и в этом серьезная проблема: вахтеры были частью школьного коллектива, была общая мотивация и ответственность, справедливо подмечает руководитель уфимского охранного предприятия и отец двух школьниц Виктор Гребнев.

–  От школьных вахтерш толку было больше, они хотя бы знали многих детей в лицо, а нынешнего охранника руководство может перебросить на другой пост. К тому же ЧОПы, чтобы выигрывать тендеры, вынуждены постоянно снижать цену на услуги. Кто пойдет работать в охрану фактически за копейки? В лучшем случае пенсионеры, – считает господин Гребнев. –  Суммы, которые заявляют охранные организации в тендерах, не позволяют платить охранникам хотя бы минимальную зарплату, налоги с нее, да еще и получать прибыль. Да, ЧОПовцы одеты в форму, у многих есть удостоверения, но не все, например, официально трудоустроены. Они запросто могут не выйти на работу или уйти с поста, квалификация у многих крайне низкая.

Уфимка Ольга В. ежедневно провожает ребенка в школу. В апреле в учебном заведении то ли «для галочки», то ли действительно в помощь охраннику появился металлодетектор.

– Рамку поставили на входе, дети и взрослые проходили через нее, но, видимо,аппарат не работает: ничего не звенело, –  признается собеседница. – Проход и так узкий, дети толпятся в тесном фойе, переобуваются на ходу. Сейчас рамку отодвинули в проем, через который никто не ходит.

Спустя месяц апрельские события в стерлитамакской школе уже не воспринимаются так остро. Их вытеснили другие новости и людские заботы.

– В школах сейчас все нормально. О том случае уже все забыли, мальчик раскаялся, – рассказала мать одной из стерлитамакских школьниц Ирина Б.

ВИРТУАЛЬНОЕ ЗАЗЕРКАЛЬЕ

Еще один источник потенциальной опасности – интернет, точнее, соцсети, которые, казалось бы, призваны стереть границы общения. Как предотвратить возможную агрессию, пока она еще не вылилась в преступление, а существует на уровне картинок и неосторожных высказываний. На ситуацию пытаются как-то влиять общественники, но их возможности тоже ограничены, говорит руководитель тверского отделения молодежного общественного движения «Кибердружина» (создано Лигой безопасного интернета) Николай Нагайцев.

–  Наши активисты мониторят соцсети, состоят в закрытых группах и, общаясь с их участниками, пытаются выявить людей с потенциально опасными намерениями. Люди попадаются разные: есть подражатели, пытающиеся хайпить на этой теме, но ничего опасного не делают, – рассказывает господин Сироткин. – Информацию о подозрительных личностях передаем в соответствующие государственные структуры. Но мы лишь общественники, граждане, которые хотят спокойной и безопасной жизни. Какие решения по нашим данным принимают компетентные органы, мы не знаем, они перед нами не отчитываются.

Собеседник считает, что не нужно окружать экстремистские эпизоды ореолом романтики, объяснять выходки подростков обидами сверстников или несчастной любовью. Не стоит перекладывать заботу о детях на полицию, нужно просто уделять больше внимания детям.

– Разовые вспышки можно устранить слаженной работой всего общества. Учебные заведения должны тестировать детей на предрасположенность к агрессии, это поможет выявить потенциальные опасности на ранних стадиях. Родителям я бы посоветовал больше времени проводить с детьми, а не ворчать, что они такие плохие, потому что часами сидят в интернете, – рекомендует он.

Александр Гезалов.

Международный эксперт по социальному сиротству, эксперт Фонда поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации, Александр Гезалов называет малоэффективными запретительные меры и усиленный режим безопасности. Он уверен, что детям, уходящим в интернет, нужна альтернатива – не формальные мероприятия, а увлекательная занятость.

– Детей нужно увлечь действительно интересным для них делом: спорт, картинг, туризм, конструирование и многое другое. К сожалению, многие кружки и секции платные и недоступны большинству семей, – сетует он. – Если и осталось что-то бесплатное для детей, то это скучно для них, не особо нравится,вот они и замыкаются в своем мире, сидят в интернете и с телефонами. Верните детям увлечения, и они забудут о негативе. Взрослым я советую проводить больше времени со своими детьми, а не со смартфонами или планшетами.

Между тем «ВКонтакте» появилась группа солидарности с А. В ней пока 13 участников: парни и девушки, и не только из Стерлитамака. Они не пишут ничего, что попадало бы под уголовную статью: в группе лишь безобидные перепосты новостных сообщений об апрельском ЧП и его виновнике. Общество же снова успокоилось, оно забывало и о куда более кровопролитных случаях. Дежурные меры приняты, ответственные лица наверняка отчитались о проделанной работе, а безопасность школьников, похоже, так и осталась их личным выбором.

P.S.

Вопросов, которые так и остались пока без ответа, меньше не стало. Мальчик, очевидно, непростой, и явно требовал к себе повышенного внимания и контроля. Но его не проявили или проявили недостаточно ни родители, ни школа. В таком случае, как подросток пронес в школу бензин? Конечно, уследить за сотнями подростков невозможно, но, имея неоднократные сигналы на конкретного ученика, может быть, стоило более внимательно к нему присматриваться? В конце концов, в стенах школы за безопасность учеников и учителей отвечает администрация школы.

События, разворачивающиеся вокруг директора школы, напоминают вечную историю поиска стрелочника. Она дважды обращала внимание органов на ученика, обращалась в комиссию по делам несовершеннолетних и в полицию. Но ей отказали, не увидев состава преступления. Преступления в итоге дождались и принялись «исполнять и усиливать». Ответят ли и должны ли нести ответственность те, кто не пришел на помощь? Достаточно ли мер, усиливающих техническую безопасность?

RBtoday продолжит следить за развитием событий.

Оставьте отзыв

Please enter your comment!
Пожалуйста, введите здесь свое имя