Новый виток санкций не внесет принципиальных изменений в экономическую ситуацию, сложившуюся в Башкирии. Они могут ограничить приток в республику новых зарубежных инвестиций и доставить дополнительные проблемы нефтянке. Но зато способны дать дополнительные заказы малым и средним предприятиям.

Самым чувствительным показателем для экономики республики за время санкций стали инвестиции. Российские эксперты предупреждали, что эта проблема коснется всех регионов. В частности, еще в 2014 году объем прямых западных вливаний в страну сократился на 70%. В Башкирии ситуация заметно ухудшилась в 2017 году, когда общий пакет капитальных вложений сократился с 360 млрд руб. до 265 млрд руб. Сегодня ситуация по абсолютным показателям еще больше ухудшилась. Среди причин называются не только девальвация рубля, завершение ряда крупных проектов, но и санкционный фон, создающий помехи зарубежным инвесторам и крупным финансовым структурам. Как отметил глава Республики Башкортостан Рустэм Хамитов:

– За первое полугодие инвестиции, по предварительным данным, сократились почти на четыре процента и составили 90 млрд рублей. По сравнению с прошлогодним падением, когда оно составило почти 30 процентов, можно сказать, что темп ухудшения ситуации снизился. Тем не менее даже с учётом низкой базы любое сокращение в этой сфере не может нас устраивать. Это действительно системная проблема, системный вопрос. И пока я не вижу серьёзных движений в нормализации ситуации в этом направлении.

Лучше всего в Башкирии чувствует себя сельское хозяйство, в особенности направление по выращиванию зерна. Здесь удалось практически полностью перейти в «автономный» режим. В целом же из секторальных санкций эксперты на первые места ставят нефтяную отрасль, которая дает примерно четверть сего республиканского бюджета. С одной стороны, от сотрудничества с нефтяниками по многим проектам отказались такие зарубежные «монстры», как Baker Hughes и Schlumberger. Найти им замену непросто, считает эксперт Санкт-Петербургского государственного экономического университета Елена Боркова:

– Технологически санкции сильно ударят по добыче трудноизвлекаемой нефти и разработкам месторождений на шельфе. Поэтому важным является и вопрос поставок оборудования для новых проектов – китайское (оборудование.Прим. ред.) пока не может похвастаться надежностью, а российского производится очень мало. Насколько реалистично реанимировать его производство в ближайшее время – это серьёзный вопрос. Например, озвученные планы Роснефти к 2020 году довести использование отечественного оборудования в новых проектах до 70% многие считают неосуществимыми в силу отсутствия производителей и технологий. 

Под ударом оказались и другие проекты, например, запуск скоростного трамвая в Уфе, возможность финансирования которого в свое время рассматривал Европейский банк реконструкции и развития.

С другой стороны, санкции очень успешно могут стимулировать развитие республиканской и всей российской промышленности. Так считает доктор экономических наук Дмитрий Котов из Уфы:

– Считаю, что не будь санкций, их надо было придумать. В короткой перспективе это плохо, а в среднесрочной и долгосрочной – хорошо. Иначе уровень импортозависимости в некоторых отраслях, например, в той же нефтянке, стал бы безумно большой. Тогда и воевать с Россией не надо – достаточно просто прекратить доступ к технологиям или не поддерживать программное обеспечение – и все.

По мнению Котова, санкции носят, прежде всего, точечный характер и несут четкую экономическую подоплеку. Когда какая-то американская или западноевропейская компания начинает терять позиции, то они начинают убирать конкурентов через санкции. Точно так же США поступает по поводу стали с Европой, Китаем. Политика – только повод, и дело не в Скрипалях или ком-то еще. Главное – ослабить конкурентов.

При этом есть отрасли, которые потенциально могут быть подвергнуты западным ограничениям.

– Что касается hi-tech, то особого повода для беспокойства сегодня нет. Была, правда, история с моторостроителями, когда из-за существующей международной системы поддержки патентов наши двигатели не могли полноценно использоваться. Пока целенаправленных ограничений против наших авиастроителей я не вижу. Что касается нефтянки, то здесь проблема может быть связана с катализаторами, которые используются для получения топлива. Они в основном импортные. Но у нас сейчас активно озаботились их замещением, понятно, что они в ближайшее время также могут попасть под санкции. Сейчас даже вырастает новая подотрасль, которую называют реинжиниринг, – говорит Дмитрий Котов.

То, что при решении проблемы санкций нужны системные решения, эксперты доказывают на примере энергетиков. Например, некоторое время назад на Павловской ГЭС на одной из турбин вышла из строя лопатка, и фирма «Сименс» предложила «Росгидро» полностью заменить устаревшие установки на свои. Однако в компании решили проблему за счет изготовления детали на одном из заводов в Сызрани. И специалисты считают, что это был правильный шаг, иначе проблема ремонта импортных механизмов могла превратиться в отдельную «головную боль» длиной лет в 50. С другой стороны, именно турбины «Сименс» стоят на одной из крупнейших в республике уфимской ТЭЦ-2…

Вместе с тем отсутствие конкуренции может понизить качество и отечественных разработок, считает представитель Фонда содействия инновациям в РБ Руслан Шаймухаметов:

– Основные успехи в инжиниринге приходят, когда сочетаются комбинации уже существующих методов. И здесь чаще всего конкуренция выступает стимулирующим фактором, при ее отсутствии мы можем получить «деревянные» решения не самого высокого уровня. Другое дело, что в инновациях воздействие внутренних причин, на мой взгляд, гораздо существеннее внешних: отсутствие доступного венчурного капитала, развитого рынка инвесторов. Наши малые инновационные предприятия настолько приучились выживать в таких условиях, что их никакими внешними санкциями не испугаешь. Конечно, и санкции нельзя недооценивать, но они лежат в макроэкономических параметрах и сказываются, в первую очередь, на крупных предприятиях. Последние, в свою очередь отнюдь не являются заботливыми родителями для малого бизнеса, особенно инновационного.

Впрочем, эксперты сходятся во мнении, что новые санкции не проявятся в экономике быстро, обычно между началом их применения и реальными последствиями проходит достаточно много времени. Которого, при желании, должно хватить республиканской экономике, чтобы ее не застали врасплох.

Оставьте отзыв

Please enter your comment!
Пожалуйста, введите здесь свое имя