На «круглом столе» организованном «Коммерсантомъ»,  юрист и член правления РСПП Павел Астахов  убедительно поддержал необходимость  регуляторной  гильотины и показал далекую от оптимистичной картину в сфере правовой безопасности бизнеса.

Вопрос снижения регуляторной нагрузки на малый и средний бизнес появился в российской повестке уже несколько лет назад, однако зазвучал по-новому после предложения президента России Владимира Путина  подвести черту,  и с 1 января 2021 прекратить  действие всех существующих в настоящее время нормативных актов в сфере контроля и надзора, ведомственных писем, приказов.  За оставшиеся два года он предложил обновить нормативную базу и оставить только те документы, которые отвечают современным требованиям, а остальные сдать в архив.

Для справки: на проведение подобной реформы и снижение регуляторной нагрузки на бизнес в Хорватии понадобилось 11 месяцев, В Мексике – 11 лет, в Австралии – 5 лет.

Участник «круглого стола» руководитель группы по законодательству и правовому обеспечению безопасности предпринимательской деятельности РСПП Павел Астахов подтвердил, что «революция» давно назрела и уточнил:

–  В аппарате правительства сейчас создается новая структура по реформе КНД, которой и предстоит запустить  регуляторную гильотину. Результатом реформы должно стать снижение регуляторной нагрузки на бизнес вдвое к 2015 году. А нагрузка, действительно колоссальная: над российским бизнесом довлеет более 2 млн обязательных требований, за выполнением которых следят 43 ведомства и службы,  и все это самим же предпринимателям обходится в 2,5 трл рублей!

Контролирующая нагрузка с одной стороны, с другой – разобщенность ведомств и дискоординация.  Например, сейчас ведем крупное дело большой международной компании и столкнулись с вопиющей проблемой, когда  у них и товар украли и денег не заплатили. И вместо того, чтобы защитить добросовестную и прозрачную компанию, против нее возбуждают дело о неуплате налогов.  То есть картина на самом деле далеко не оптимистична. Разнообразие ведомств порождает хаос и разнообразие подходов, настаивает Павел Астахов.

– Количество актов и чек-листов у Роспотребнадзора составляет  350 актов, которые необходимо заполнить, у Росприроднадзора – 100 актов,  чек  Россельхознадзора – 360 вопросов. Причем  не все эти чек-листы отвечают сегодняшнему дню.  Вот идет проверка современного молокоперерабатывающего завода. Проверяющие,  в соответствии  с чек-листом,  задают вопрос: «а покажите-ка нам  отдельное помещение для стирки марлевых мешочков для творога».  Это давным-давно устаревший  Сан ПиН 1974 года. Или вот пожнадзор до сих пор спрашивает у предприятий бункер  на случай чрезвычайной ситуации. Вот это и надо сметать!

Ведомства бодро  рапортуют о сокращении проверок, на самом деле это не так. В Москве, например, управы ряда районов обязали предпринимателей «обеспечить безусловное выполнение мероприятий по пропуску весеннего паводка по территории района» и всерьез  проверяли готовность водооткачивающих средства и  сушильных агрегатов.

Павел Алексеевич не обошел стороной и вопрос давления правоохранительных органов на бизнес. По данным генпрокуратуры  незаконные действия правоохранительных органов занимают первое место из всех  жалоб и обращений предпринимателей. На втором месте – незаконное действие органов контроля, на третьем – захват собственности,  на четвертом  – ущемление имущественных прав.

Оставьте отзыв

Please enter your comment!
Пожалуйста, введите здесь свое имя