Лофты – это, как правило, бывшие промышленные здания, которые после ремонта становятся пространством для небольших, но трендовых бизнес-проектов. За рубежом такие лофты обосновались в жизни художников и дизайнеров еще со времен «Фабрики» Энди Уорхола, в России эта мода совсем молода и начала приживаться лишь в конце нулевых. В Уфе, где до недавнего времени подобных зон почти не было, в этом году открываются сразу два – «Арт-квадрат» на ул. Чернышевского и «Улей» на ул. Хакимова.

Ревитализация по-русски                                

Урбанист Саймон Эванс определяет креативные пространства как «сообщества творчески ориентированных предпринимателей, которые взаимодействуют на замкнутой территории». В России все еще нет законодательно закрепленного определения для подобных мест, но, так или иначе, это принято называть «третьим местом». Согласно терминологии социолога Рэя Ольденбурга,  это не связанная с домом или работой часть городского пространства, где люди могли бы проводить как можно больше свободного времени.

Обычно в таких пространствах размещают бары и кафе, магазины авторских товаров, студии, различные образовательные проекты и т.д. Фактически лофты предоставляют возможность для творчества, получения дополнительного образования, общения, досуга. Грамотная синергия различных по тематике бизнес-проектов и объединяющая их стратегия места повышают проходимость и время присутствия посетителя в лофте. В определенной степени лофты препятствуют даже утечке мозгов, поскольку концентрируют в регионе креативный досуг и дают пространство для реализации представителям современных профессий, в том числе и творческих. Любопытно, что грань между бизнес-центром и арт-пространством очень тонкая: чаще всего основное различие состоит в концепции самого места.

Идея творческих пространств начала успешно приживаться около 10 лет назад, когда открылись «Винзавод», «Этажи» и др. К примеру, по данным «Делового Петербурга», сейчас в Санкт-Петербурге около 60 креативных пространств, в среднем каждое занимает площадь 7-8 тыс. кв. м, стоимость аренды – 700-2500 руб. за кв.м. При этом объем рынка в 2018 году оценивался в 800-900 млн руб., если считать выручку управляющих компаний. Основная часть – доходы от сдачи помещений в аренду. Сейчас рынок находится на этапе роста, и это отчасти связано с поддержкой проектов местными властями.

Лофт-проект “Этажи”. Фото: dimabalakirev.livejournal.com.

Открываются подобные пространства и в регионах. Так, например, вторую жизнь получило здание самарского архива областного ЗАГСа, который в свое время сдавал помещения под приемные депутатов и предвыборные штабы. Однажды зимой здание затопило и оно окончательно пришло в негодность. Сначала его готовили под снос, но потом просто забыли. Самарский предприниматель Павел Горланов отремонтировал здание и в 2016 году открыл здесь «Арт-Лофт» – нечто среднее между сквотом и московским «Винзаводом». Сейчас название сменилось на «Креативный кластер «Дом77», а компания Горланова ООО «Бизнес Актив», чьи доходы от проекта практически сравнялись с расходами, оставила арт-пространство. Тем не менее, место сохранило свой новый лофтовый функционал и пользуется в городе популярностью.

Казанский «Alafuzof Loft» расположился на территории бывшей фабрики мецената Ивана Алафузова, построенной в 1823 году. В 2014 году заброшенное здание за 16,5 млн руб. купил  клубный промоутер Андрей Питулов, вдохновившись метаморфозой «Красного Октября». По информации интернет-журнала «Enter», за несколько лет энтузиасту пришлось пройти через серьезные финансовые передряги, но проект выкарабкался. И хотя в результате в 2018 году у Питулова остался долг банку и партнерам в 100 млн руб., пространство ожило и продолжает развиваться. Монетизация проекта происходит за счет входных билетов, оплаты аренды резидентами (200-250 рублей в месяц за 1 кв. м) и фотосъемок, но при этом практически не получает прибыли на своих мероприятиях.

Интересно, что в Екатеринбурге ряд старинных построек перешел под крыло музея истории города. Так, например, водонапорная башня, построенная в конце XIX века для нужд железнодорожных мастерских, стала не только музейным пространством: здесь находится гостевой центр с кофейней и сувенирной продукцией. Бывший туберкулезный диспансер, который планировали снести, стал фотографическим музеем с летними арт-резиденциями.

Культурное пространство “Каменка” (Красноярск). Фото: vk.com/kamenka

Красноярская «Каменка» – бывший ДК Сибирского завода тяжелого машиностроения, владивостокский центр современного искусства «Хлебопекарня» в здании бывшей пекарни, арт-завод «Доренберг» на территории бывшего пиво-медоваренного производства – список можно продолжать довольно долго. Какой ответ готовит Уфа?

За «Облаками»

До недавнего времени в Уфе какие-либо творческие пространства существовали лишь при музеях и галереях, по-своему заинтересованных в культурном движении. Бум тайм-кафе в городе прошел, а редкие коворкинги по большей части ориентируются на непримечательные локальные образовательные проекты. По большей же части мастерские, лектории, студии и прочий «воздух» культурной атмосферы вынужден подыскивать отдельные залы и офисы.

Собственно креативных пространств, объединивших мелкий бизнес с творческим контекстом, до недавнего времени в Уфе не было. В 2013 году открылся Центр современного искусства «Облака», который попытался объединить на площадке изобразительное искусство, музыку, литературу, театр. За последние несколько лет «Облака» расширили свой контекст регулярными мультимедийными выставками. Сейчас у ЦСИ 23 резидента, в их числе изостудия, кафе, квест-проект, парикмахерские, школа вокала и магазин косметики.

Бизнес в квадрате

В 2017 году был анонсирован проект «Арт-квадрат», названный творческим кластером. Он предполагал обустройство под творческие задачи территории в квартале, ограниченном улицами Чернышевского, Мустая Карима, Коммунистическая и Ленина. По плану под реконструкцию и модернизацию попадало около 30 бывших промзданий, многие из которых находились на тот момент в аварийном состоянии. К концу текущего года ожидается, что сумма, вложенная в проект, перешагнет порог в 1,5 млрд рублей.

Кластер должен вместить офисы, магазины, кафе, архитектурные, дизайнерские и ремесленные мастерские, школы, студии, коворкинг-зоны и много чего еще: на официальном сайте указано более 100 наименований, в том числе хостел, контактный зоопарк, уличный бассейн и скалодром. Впрочем, пока этот список не получает ни активных ссылок, ни какой-либо конкретики.

На дизайн-маркете в “Арт-квадрате”, 2017. Фото: ufa.vibirai.ru.

По словам руководителя проекта Рима Бикмаева, сейчас «Арт-Квадрат» готов на 90 процентов, территория открыта, но пока здесь ничего нет, кроме собственно отреставрированного и отремонтированного пространства. Разовые события, вроде традиционных для города дизайн-маркетов, – своеобразный тест новых площадок. В мае текущего года планируется закончить благоустройство, полноценно запустить пространство в работу – во втором-третьем квартале.

– Мы отказались от идеи строить очередной торговый центр, а решили сделать уютное пространство, которое стало бы центром городских событий. Здесь будут расположены кафе, магазины с авторской продукцией, большое пространство будет отведено под творчество, в том числе и различные мастерские. Есть два амфитеатра под открытым небом – большой и малый, где будут проходить концерты, театральные постановки, лектории. Также нам важно, чтобы было и образовательное направление – чтобы люди учились, и не только танцам или музыке, но и предпринимательству. Мы хотим помочь начинающим бизнесменам, чтобы их бизнес здесь смог вырасти.

В отделе по связям с общественностью «Арт-Квадрата» уточнили, что стоимость аренды варьируется до 3 тыс. руб. за место, в зависимости от специфики бизнеса. Ряд некоммерческих проектов будет размещен бесплатно, поскольку организаторы заинтересованы в их поддержке и росте.

Пчеловечность

Также в начале года открыло двери еще одно творческое пространство – общественный семейный центр «ПТУлей» (ул. Хакимова, 7). Он расположился в здании бывшего черниковского ПТУ №2, которое учредители центра – руководители благотворительного фонда «Твердая почва» Снежана Янгильдина и Татьяна Хлесткина – взяли в социальную аренду. Здесь планируется разместить ремесленные мастерские, студии, благотворительный магазин, концептуальную эко-лавку, а сам «ПТУлей» должен стать ивент-площадкой и центром притяжения в Черниковке.

– Еще до этого проекта в нашем клубе прикладной экологии «Без затей» мы начали заниматься реализацией двух федеральных грантов – по работе с людьми с ментальными особенностями и с пенсионерами, – уточнила Снежана Янгильдина. – Тратить эти средства на ремонт «ПТУлья» мы не можем, но по мере облагораживания бывшего училища потихоньку знакомим своих подопечных с новым пространством, хотим создать здесь, в Черниковке творческую и при этом доступную среду – для всех и каждого. Нам хочется создать такое место, где интересно будет самым разным людям, независимо от финансовых, физических, возрастных возможностей. Неслучайно мы выбрали такое название: пчелы живут семьями и каждая пчела выполняет определенную функцию.

На данный момент в арт-пространстве готова зона на первом этаже, здесь начинают проходить мастер-классы, творческие вечера и лектории, появились первые резиденты. По словам Татьяны Хлесткиной, резиденты «ПТУлья» в буквальном смысле становятся частью проекта: согласно условиям центра, они не платят аренды, но начинают вести те или иные программы «Твердой почвы», которые касаются людей с ментальными особенностями.

Фото: vk.com/uley.uley

Во многом обустройство заброшенного училища, а ныне перспективного пространства с петербургской атмосферой идет практически вручную, немногочисленными силами организаторов проекта. Поэтому дело движется хоть и верно, но медленно, и требует серьезных финансовых вложений. О прибыли пока говорить не приходится: проект планирует зарабатывать продажей услуг на территории «ПТУлья» и произведенных здесь товаров. При этом площадка только-только начинает жить и пока может предложить очень не многое. Поэтому конкретной даты, когда «ПТУлей» сможет открыться полностью, еще нет, а первые мероприятия проходят бок о бок с ремонтными работами.

– Аренда невысокая – плата за здание составляет около 12 тысяч рублей в месяц, – подчеркивают Снежана Янгильдина и Татьяна Хлесткина. – Но это ничто по сравнению с оплатой коммунальных услуг: несмотря на то, что мы некоммерческая организация,  за электричество, воду, отопление приходится платить по коммерческим тарифам. Приходится экономить – сейчас, например, не пользуемся горячей водой. Сейчас, в частности, висит долг по отоплению – 170 тысяч рублей за декабрь. Тысяч 60 мы найдем, остальная сумма пока в пролете. Когда мы встречались с главой республики, он сказал, мол, вот вам здание, учитесь фандрайзить. Мы пытаемся и в перспективе хотим сформировать спецотдел по фандрайзингу.

Вложенные средства учредители фонда назвать затруднились:

– Мы даже не прикидывали примерную смету, здание большое – его нужно охранять, содержать, ремонтировать. Сумма выходит огромная. Многое мы делаем своими руками, привлекаем волонтеров, часть работ берут на себя резиденты. Весь собственный заработок и всю душу вкладываем сюда. У нас не хватает людей и денег, но руки мы не опускаем.

Фото в шапке: entermedia.io

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Спасибо автору! После прочтения этой статьи по-новому смотришь на родной город.
    Очень нужное издание Rbtoday. Успехов Вам и процветания!

Оставьте отзыв

Please enter your comment!
Пожалуйста, введите здесь свое имя