«Значит, нету разлук…»

17 августа на площадке независимого проекта «The Театр» состоялась премьера спектакля «P.S.» уфимского театра в гриме «De bufo». По словам режиссера постановки Руслана Абрарова, основная идея возникла около года назад и все это время двигалась к своему воплощению. 

Этот спектакль легко пересказать, но пересказ будет звучать плоско и глухо. Может быть, дело в том, что формат пантомимы вообще не предполагает внятной вербализации (как известно, слово изреченное – есть ложь). Может быть, потому, что молодой театральный проект замахивается на тему космических масштабов, которая легко может оказаться где-то среди абстрактных индульгенций. Может быть, действие на сцене – лишь рамка для того, чтобы зритель мог вставить туда свою историю и унести с собой.

Нарезка из коротких, независимых друг от друга сюжетов ставит в центр незаметных людей, типажи которых, впрочем, легко узнаваемы. Кто-то любит шахматы, кто-то страдает от бессонницы, кто-то ждет, хотя уже никто не придет, кто-то смотрит вслед уходящему поезду, таская с собой чемодан воспоминаний. Необходимость постоянно обращаться к зрителю, изобретать для него игру, угощать непонятно откуда взявшейся шоколадкой говорит не столько о том, что уличный театр остается верен своему формату, сколько об одиночестве персонажей, оставшихся на безымянной периферии.

Ожидание беззаботной легкости от клоунады хоть и подтверждается на суперигре со зрителями, но периодически натыкается на суровые драматургические удары, которые давят то донельзя трогательными деталями, то все объясняющей музыкой. Нелюбовь, отсутствие, пустота – случайность, которая всех настигнет рано или поздно, поворачивается острой мордочкой в зрительный зал. Порой видимая лирическая грусть прячет за собой даже не простенькие душевные раны, а искривленные судьбы целиком. И непосредственный контакт между актером и зрителем только усиливает эффект: сцены не существует, это история не издалека, а совсем по соседству. Интересно и то, как истории о взрослых людях упакованы в простор детской фантазии, как обезоруживающий наив сплетается с реальностью, как во взрослых виднеются выросшие дети, как мультфильм вдруг становится картиной. Эта эмоциональная парабола выходит за рамки привычного, расширяя общий диапазон судеб, раскручивая точку зрения, ускоряя и утяжеляя зрительский интерес.

Одинаковый для каждой маленькой истории финальный рефрен по мере повторения объясняет сам себя. Так же, без слов, он разминает зрителя любой степени черствости в благодарный пластилин, а это всегда редкость.

Ближе к концу надутые из полиэтиленовых мешков мятые сферы, болтающиеся под ногами, вдруг начинают громко рифмоваться с воздушными шариками, стремящимися вверх, а человек – с пузырем, готовым лопнуть от любого прикосновения, даже ласкового. Что остается после таких взрывов? Постскриптум – и то ненадолго и не для всех. Поэтому важно, чтобы жизнь и смерть встретились на нейтральной территории, где у каждого есть белая простыня лица, на которой можно по-своему расшифровать тире между двумя главными датами. И самое главное, что эта встреча на границе определяет ее участников как старых знакомых. А значит – «Значит, нету разлук. Существует громадная встреча».

Фото: Владимир Ковальчук

Оставьте отзыв

Please enter your comment!
Пожалуйста, введите здесь свое имя